на главную
Главная » Конспекты » Конспект №1

15. Живая философия

Человек использует философию, а философия – человека.


Я хотел бы начать эту главу с утверждения, которое сам пару лет назад воспринимал не иначе, чем как поэтическую заумь, и только сейчас понимаю его буквально, полностью исключая мистические и метафорические интерпретации. Это утверждение гласит, что философия является разумным существом. Живым разумным существом. То, что философия обладает определенной долей разумности, конечно, ни у кого не вызывает сомнений.

Тем не менее, чтобы обладать статусом живого существа, разум также должен обладать, по меньшей мере, и сознанием. Традиционно философия рассматривается как нечто отдельное от сознания, и мало кто задумывался – как же в этом случае мы умудряемся ее рассматривать? Философия есть воплощение разума, и присущее ей сознание – это человеческое сознание. При этом мы утверждаем, что философия – разумное живое существо, которое имеет мало общего с личностью человека, чье сознание посвящено служению этой ясноокой богине, несмотря на то, что они делят между собой одно и то же многострадальное тело. Повседневное сознание такого человека значительно уступает его философскому существу как интеллектуально, так и энергетически. Эти два существа настолько отличны друг от друга, что разницу чувствует даже тело – каждому из "существ" характерен индивидуальный стереотип функционирования на уровне физиологии.

Это касается всего – сколько человек ест, с какой скоростью происходит у него кровообращение, какова частота его дыхания и пр. Как правило, в режиме философствования психосоматика "работает на мозг", по мере сил создавая необходимые условия для увеличения его рабочей мощности. Когда обстоятельства вынуждают человека заняться чем-либо иным, нежели философствование (например – добычей средств к существованию), психосоматика плавно переключается на свой повседневный стереотип функционирования – в человеке меняется абсолютно все, вплоть до выражения глаз, жестов и, разумеется, мышления.

Об этом редко где упоминается, но практика философии в основном направлена на максимально возможную интеграцию между этими двумя существами, что достигается путем повышения ментальной энергетики и углубления яности, которое за этим следует. Таким образом, повседневная личность начинает обретать все качества своего философского антипода, не меняя при этом присущей ей фиункциональной ориентации. Обладая философским качеством бытия, она занимается решением нефилософских задач, совершая при этом действия, характерные для ее повседневности.

Чаще всего занятия философией не приносят человеку ничего хорошего по причине своего деструктивного влияния на его личность и неспособности личности этому влиянию противостоять или, по меньшей мере, мириться с ним. Философия может сослужить человеку хорошую службу лишь в том случае, если он сам предан самоотверженному служению ей. Она дает ему ясность сознания, а он делает все, что она считает нужным, даже если это никак не совпадает с его желаниями и личными устремлениями (нужно заметить, что такое совпадение не встречается никогда). Это похуже, чем следовать здравому смыслу, потому что человек – как правило – свободен от него и чаще всего поступает сообразно своим собственным желаниям и побуждениям, тогда как в случае с философией этот номер не пройдет, потому что у вас попросту не будет другого выбора.

Между прочим, я пишу этот очерк вовсе не для того, чтобы выразить свое понимание, а для того, чтобы обрести его. Моя нужда в том, чтобы понять ту или иную мысль, а нужда философии – в том, чтобы та или иная мысль была должным образом выражена. Вот так мы и работаем. Я вожу ручкой по бумаге и ко мне приходит понимание, не оставляя мне другого выбора, кроме как зафиксировать его на этой же бумаге той же самой ручкой.

Разумеется, не следует путать обусловленность философией с обусловленностью интеллектом. Так называемый интеллект паразитирует на человеке самым возмутительным образом, тогда как между человеком и философией происходит обоюдно выгодный энергообмен. Перефразируя пророка из Назарета, о философии можно сказать, что иго ее благо и бремя ее легко. От философии еще никто не умирал – вред причиняет не она, а ее суррогаты, базирующиеся на интеллектуальных спекуляциях. Мыслеформа далеко не всегда содержит в себе мысль, тогда как философия немыслима без мысли. По большому счету, формулировки не имеют решительно никакого значения, если акт понимания произошел и ментальный катарсис – главная цель философии – реализован. Очень многие философы были на удивление косноязычны, но их косноязычие не помешало им довести свою философию до конца и обрести свободу сознания. Четкость и ясность языка – это нужды философии, а не философа, потому что понимание, которое не передается другим людям, убивает философию, а она, как и всякое наделенное разумом живое существо, не имеет ни малейшего желания умирать.

Назад Вперед
наверх

Copyright © surat0 & taras 2002