на главную
Главная » Беспредел » Необитаемое время

О времени

У меня на душе двадцать первый век.

Есть внешнее время – некое его фоновое значение, условно принятое за объективное. Но также существуют субъективные и коллективные скорости движения секундной стрелки.

Перемещение во времени связано с интенсивностью проживания жизни. А она у всех разная.

Сумасшедший капитан, о котором говорилось выше, вырвавшись из одинакового для всех общинного жизненного цикла, получил возможность разогнуть внутреннее время – оно стало пластичным, управляемым, – ускорилось. Потому что топливом для субъективного времени являются также и впечатления.

На заре человечества жизни были равны, никто никуда не спешил. Появление внешних временных координат (минута, день, год) привело к тому, что жизнь у одних стала короче, чем у других, со всей вытекающей из этого обстоятельства суетою.

По интенсивности проживания жизнь помещика в сотни раз длиннее, чем у крепостного крестьянина, который, даже будучи одетым во фрак выделяется на балу – можно быстро переодеться, но скорость внутреннего времени изменяется годами.

Все люди, так или иначе, карабкаются вверх по времени, как по лабиринту. Сначала бессознательно – от внутриутробного одноклеточного до пробуждения второй сигнальной системы. Потом – более или менее осознано (если способны). Понятно, что люди неодинаковы, но их рейтинг, прежде всего, определяется скоростью движения из прошлого в настоящее и текущим положением в массиве тотального времени. В процессе всплытия каждый застревает на разном расстоянии от настоящего. Это зависит от того, в каком из Миров (см.) он родился (стартовал) и сколько у него жизненного драйва (пассионарности) для движения вперед.

Тоска по настоящему побуждает отдельных граждан постоянно искать во временно м лабиринте проходы в следующие слои времени. Такой лазейкой может стать книга, встреча со специальным человеком или любой другой фактор (пароль).

Чем ближе к настоящему, тем труднее двигаться вверх (книг и людей уже нет, приходится соображать самостоятельно, а главное – время становится все плотнее ), поэтому многие хронопроходцы устают и далее осуществляют только горизонтальную экспансию.

Иные сваливаются вниз, в еще более прошлое. Очень хорош образ – "река времени". В этой реке одни старательно плывут против течения, других поток несет вниз, третьи висят на прибрежных корягах и отдыхают.

По интегральному внутреннему показателю каждый человек соответствует определенному времени (человек типа 3 июля 1627 года или, там, человек типа 9 век до нашей эры). Это та самая дата, которая написана на "верстовом столбе", стоящем на берегу “реки” напротив того места, где он в данный момент проплывает (в том или ином направлении).

Понимание времени весьма затруднено, так как люди мыслят его метафорически. Я же пробую описать время как таковое.

Сложность состоит также и в нечеткости определений типа прошлое-настоящее-будушее. На самом деле существуют два потока времени – один течет из настоящего в прошлое, другой – из настоящего в будущее.

В каком бы из них ты себя не обнаружил – знай, что надобно плыть против течения. И поменьше висеть на корягах. "Будущее" и "Прошлое" – это такие стабильно существующие пространства времени, где на разных глубинах нелинейно перемещаются конкретные представители человеческого сообщества. А то, что каждый из них при этом переживает в субъективном опыте я буду далее, для удобства, называть "былое" и "грядущее". То есть выражения вроде "у меня нет больше времени", или "времени осталось мало" или, там, "внимание, время пошло!" - опять-таки из области метафор. Это люди идут, а время – и прошлое и будущее – стоит. Оно просто есть Причем все сразу, одновременно.

Стоячее время.

И последнее: посмотрите вокруг. Вот, скажем, этот индивидуум, движущийся навстречу вам по тротуару... допускаете ли вы мысль, что он вообще не знает последних подробностей происходившего в мире исторического процесса – что возникали и гибли феодальные государства, а потом побеждал проклятый империализм и т.д.? А ведь не знает!

Назад Вперед
наверх

  Copyright © surat0 & taras 2002