JNANA.ru

на главную
Главная » Беспредел
Сурат

Небесная почта

На окраине города Бомбея жил да был ладный хлопец по имени Нарайан. И все у него было ладно, да только одно не заладилось — уж очень у Нарайана распухала голова от всяческих мыслей. Так он почти все понимал, но стоило у него в голове возникнуть какой-нибудь новой мысли, как весь порядок мгновенно рушился и бедному индусу приходилось изрядно попотеть, чтобы восстановить у себя под тюрбаном статус кво. Например, он понимал так, что все беды — от перенаселения. Квартирный вопрос испортил нас, думал он. Но потом какой-то случайный садху-шиваит дает ему выкурить трубку гашиша, после чего перенаселение совсем перестает волновать Нарайана и даже наоборот — он врубается, что все это правильно, что все так и надо, что это, одним словом, хорошо. «Выходит, все беды — не от перенаселения?» — допытывался Нарайан у садху, но тот только сосал свою трубку и загадочно улыбался. Похоже, что садху вообще не понимал, что такое «беды» или там «проблемы», ну, да что с него взять — отброс общества, как-никак.

«Или ты мне лучше скажи, — сел вдруг на своего любимого конька Нарайан, — может ли быть небытие? Я об этом всех спрашиваю, но никто ни хрена не может толком объяснить, хотя один всю жизнь пранаямой занимается, а другой, если не врет, повторил имя Рамы столько раз, сколько я картошки не съел. Ты слышишь меня вообще, святой человек?»

«Ага» — сказал садху и закрыл глаза.

«Ведь если оно небытие, то его нет. А если его нет, то как можно о нем говорить? А мы говорим и даже слово красивое для этой цели придумали — небытие. Неувязочка получается, правильно я говорю?»

«Неее…» — сказал садху, который в это время смотрел интересный мультфильм про то, как Господь Шива пригласил его, садху, к себе в гости и рассказывает ему всякие анекдоты на религиозную тематику. Сами по себе анекдоты были не смешные, но Господь Шива был еще тот рассказчик и садху надорвал себе живот от смеха. «Чего неее?» — спросил Шива и садху заржал еще сильнее. «Понимаешь, — икая, объяснил он Шиве. — Тут один пассажир доебался до меня с вопросом, может ли быть небытие?» У Шивы глаза полезли на лоб: «Нууу?!» — удивился он. «Точно, — сказал садху, — но самое печальное то, что он думает, что ему это может объяснить кто-нибудь, кроме него самого»

«И вовсе я не доебался..!» — обиделся Нарайан, но никто не обратил на него внимания.

«А ты скажи ему, — посоветовал Шива, — чтобы он поехал в Бенарес к святому джнана-йогу Свами Шизонанде — он поможет»

«Неужели он может объяснять?!» — изумился садху.

«Нет, конечно, — сказал Шива. — Но у него сейчас как раз учеников не хватает, поэтому передай этому пассажиру, чтобы продал свой дом и вырученные деньги отвез Шизонанде в качестве подношения»

«Ладно, — согласился садху и немного присел на измену, когда, открыв глаза, увидел сидящего рядом Нарайана. — Ты это, мужик… продавай свою хату, бери деньги и пиздуй в Бенарес в ашрам Свами Шизонанды. Бабки ему отдашь. Ну, можешь заодно и про небытие расспросить. Только не доебывайся к человеку сверх меры…»

Через неделю Нарайан уже снимал свои башмаки у входа в дом Шизонанды. Он только хотел войти, как из дома вихрем вылетело что-то оранжевое и кучерявое, осыпая все вокруг себя священным пеплом.

«Ты куда?» — грозно рявкнуло оранжевое, застыв перед Нарайаном, и тот увидел, что это самый главный брахман города Бенареса Сатья Саи Баба.

«Я — на даршан к Свами Шизонанде» — робко доложил Нарайан.

«Надеюсь, — отчеканил Баба, — вы брахман, молодой человек?»

«Точно так» — подтвердил парубок.

«Должен вам сказать, что не приличествует брахману приходить на даршан к тому, кто ниже тебя по кастовому положению, — сообщил оранжевый Баба. — Да-да, не удивляйтесь. Так называемый Свами Шизонанда никакой не брахман, и я вообще не понимаю, как умные люди могут принимать его в качестве своего гуру и ходить к нему на сатсанги…»

«Я по поводу небытия!» — перебил его с надеждой в голосе Нарайан, но у Бабы от этих слов изменилось лицо.

«О Боже…» — пробормотал он и тут же дематериализовался на глазах у Нарайана.

Путь в дом был свободен.

Войдя внутрь, Нарайан увидел святого Свами, склонившегося над распростертой на полу пожилой женщиной, которая, по всей видимости, потеряла сознание и вот-вот начала приходить в себя.

«Праджнятара немного расстроилась, — сообщил Шизонанда изумленному Нарайану, — и решила всех нас немножко попугать. Вы ко мне, юноша?»

«У меня вопрос о небытии!» — сходу начал Нарайан, но приходящая в сознание Праджнятара, услышав слово «небытие» застонала и Свами выронил из рук ее голову, которая с глухим стуком вновь обрела покой на деревянном полу.

«Может быть, чаю? — предложил Шизонанда. — Я уже давно жду, когда ко мне придут и зададут такой вопрос. Вот ты какой, оказывается, сынок…»

Нарайан ничего не понял и взял из рук Шизонанды чашку с чаем. Учителя явно потянуло на сентименты — он накрыл скатертью притихшее и равномерно дышащее тело Праджнятары, и смахнул слезу.

«Дело в том, — наконец сказал он, — что нет никакого небытия. Есть только бытие»

«Но, — возразил Нарайан, — у нас же есть слово — небытие»

«Слово есть, — согласился Шизонанда, — а небытия нету»

«Что-то не пойму…» — смутился Нарайан и Шизонанда улыбнулся.

«А каким образом, — ласково спросил он, — ты собирался понять то, что отсутствовало в твоей голове?»

«Вообще-то, я думал, что вы…»

«Ты думал, что я возьму свою мысль, как чашку с чаем, выну ее из своей головы и после этого засуну ее в твою голову. Ты понимаешь, как это абсурдно — думать, что ты что-то понимаешь?»

«Нет» — выдохнул Нарайан.

«Вот это — самая ценная мысль, которая пришла к тебе в голову за всю твою жизнь! — заключил Шизонанда. — О чем тогда вообще может идти речь?»

«А откуда она пришла, эта мысль?» — нахмурился Нарайан.

«Но если ты понял, что не можешь ничего понять, — вкрадчиво спросил Свами, — какого хрена ты думаешь, что можешь понять ответ и на этот вопрос, даже если я тебе его дам. А как я могу тебе что-то дать? Я могу только разговаривать — бла-бла-бла — открывать рот и снова его закрывать. А это не имеет ничего общего с тем, что я думаю. Тем более, это не имеет ничего общего с тем, что ты слышишь. Какое же тогда вообще отношение это может иметь к тому, что ты, в конце-концов, поймешь?!»

«Никакого» — тихо заскрипел своим честным сердцем Нарайан.

«Ты можешь мне вообще сказать, на кой черт тебе оно вообще сдалось — понимать?» — поинтересовался Шизонанда.

«Конечно, — вздохнул Нарайан. — Просто у меня кружится голова, если я чего-то не понимаю»

«Иными словами, — заключил Шизонанда, — понимание тебе нужно не для действия, а для ясности в башке?»

«Ну, в общем, да»

«А теперь, когда ты видишь, что твое понимание — это просто отсутствие противоречия в мыслях, а вовсе не знание того, как оно все обстоит на самом деле, стоит ли так же серьезно относиться к новым мыслям, возникающим в твоей голове, чтобы из-за них нарушать восстановившийся там штиль и порядок?»

«Я понял, — лицо Нарайана просветлело и он стал медленно пятиться к выходу. — Я все понял. Большое спасибо. До свидания. Всего хорошего…»

«Погоди! — строго сказал Шизонанда и Нарайан остановился. — А деньги?»

Нарайан смущенно отдал Шизонанде мешок с деньгами, вырученными за продажу дома, и подумал, что теперь ему совершенно некуда идти.

«Так что, это правда, что о вас говорят?» — робко спросил он копающегося в мешке Свами.

«Что именно?» — Шизонанда оторвал глаза от мешка.

«Ну, то, что вы являетесь Господом Шивой…»

«Ааааа..! — расплылся в улыбке Шизонанда. — Не совсем. Это как-то на одном сатсанге я ляпнул, что я, мол, Бог, и меня после этого стали неправильно понимать»

«То есть?»

«Когда я говорю, что я — Бог, это вовсе не значит, что я являюсь Богом, — объяснил Шизонанда. — Это попросту означает, что Бог является мной, только и всего…»

«Но ведь от перестановки слагаемых сумма не изменяется» — непонимающе возразил Нарайан.

«Совершенно верно, — вздохнул Шизонанда. — Но я-то говорю не о сумме, а о точке зрения!»

В это время под скатертью началась возня и через секунду, обводя мутным взором присутствующих, Праджнятара уже сидела на полу, что символизировало ее возвращение в мир бодрствующих людей. Свами осторожно вложил ей в руки чашку с чаем, которую она брезгливо поставила на пол.

«Ты не поверишь, — сказала она мужу, — но я только что разговаривала с Господом Шивой. Он сказал, что выслал нам денежный перевод, и попросил не обижать курьера. Я ничего не понимаю!..»

Шизонанда задумчиво положил подбородок на мешок с деньгами и сказал: «Согласись, родная, это не повод для того, чтобы требовать от меня объяснений. Легче через астрал переправить мешок с баблом из Бомбея в Бенарес, чем словами передать понимание из моей головы в твою»

Праджнятара болезненно поморщилась и вдруг заметила стоящего в дверях Нарайана.

«Вы к кому?» — спросила она.

«А я уже ухожу!» — крикнул Нарайан и бросился бежать прочь от дома Шизонанды по улице, которая была такой же пустой, как и его собственные мозги. Он бежал и бежал, и остановился только тогда, когда подумал о том, куда лежит его путь. «Вы не подскажите, куда мне идти?» — спросил он сидящего на обочине дороги садху, который блаженно улыбался, посасывая бамбуковую трубку. «Скажи ему, чтобы шел на хуй» — шепнул на ухо садху Господь Шива и садху улыбнулся еще шире.

© Сурат

наверх

Copyright © surat0 & taras 2002