на главную
Главная » Наука » Должность во Вселенной

ГЛАВА 10. ПЕЦУ ПЕЦЕВО...

–...как сказал Семен Михайлович Достоевский.
– Во-первых, не Семен, а Федор, во-вторых, не Достоевский,
а Буденный, и, в-третьих, он ничего подобного не говорил.

Диалог

71.05 координатора. Приемная. Возле секретарши, оживленной и похорошевшей, склонился, рассказывая интересное, референт Валя. При виде директора он распрямился, стал серьезным и сочувственным:

– Они у вас, Валерьян Вениаминович. И главный бухгалтер. Были у него, у плановиков, в отделе кадров...

– Ясно. Связь с Корневым, с крышей? – это был вопрос Нине Николаевне.

– Связи нет, и Терещенко скоро не обещает. На 130-м уровне, он говорит, нужен дополнительный каскад инвертирования, а туда еще не подвели электричество. Кроме того, он сомневается, сможет ли с аппаратурой подняться на крышу: в последних десяти этажах все на живую нитку, даже лестница без перил.

– Но Корнев и его команда как-то добрались!

– Вертолетами, Валерьян Вениаминович, с самого низу. Им и грузы так доставляют.

– Передайте Терещенко, что если через час связи не будет, то этим он окончательно докажет свое несоответствие занимаемой должности и сегодня же будет уволен. Что значит: нет электроэнергии, нельзя добраться! Есть аккумуляторы, есть подъемные люльки, те же вертолеты... Да и лестница без перил – все же лестница. Любитель комфорта!.. Вы, Валя, сейчас отправляйтесь на крышу. Выразите Александру Ивановичу мое неудовольствие тем, что он не согласовал свою работу на крыше и не обеспечил связь. Известите о высоких гостях, которые рассчитывают на встречу и с ним. Пусть спускается. Сами сразу обратно, ясно?

– Мне-то ясно, а вот Александру Ивановичу...– В голосе референта не было энтузиазма. И он, и Пец понимали, что на крыше сейчас жарко и не такой человек Корнев, чтобы упустить свежего работника.

– Все, исполняйте.

И Валерьян Вениаминович проследовал в кабинет. Главбух был бледен и трепетал. Страшное озабоченно помаргивал. Зампред был гневно-торжественен. Все трое сидели за столом для совещаний. Перед Авдотьиным веером, как карты, были раскинуты бумаги. Как ни настраивал себя Валерьян Вениаминович, что ничего он не боится, но все-таки, живой человек, почувствовал противную дрожь в поджилках.

– Ну, знаете!..– встретил Авдотьин директора возгласом.– Я два десятка лет на контролерской работе, но подобного не видывал. Думал, в письмах и жалобах на вас процентов девяносто наврано, слишком такое казалось невероятным. А теперь убедился, что не только не наврано, но отражена в них лишь малая доля ваших, будем прямо говорить,– зампред нажал голосом,– преступлений, товарищ директор! Ваших и главного инженера.

. – Я предупреждал... предупреждал и Валерьяна Вениаминовича, и Александра Ивановича,– блеющим голосом сказал главбух.– Но они приказывали... Я предупреждал и о том, что буду вынужден сигнализировать.

"Ты сигнализировал и чист, чего же ты сидишь с видом навалившего в штаны?" – мысленно огрызнулся Пец, усаживаясь напротив Авдотьина.

– Вот,– тот нервно листал бумаги.– "Оплатить. Пец", "Оплатить под мою ответственность". И будет ответственность, очень серьезная, за вопиющее попрание финансовой дисциплины, за левачество... А нарушения трудовых законов! Вот: приказы о повышении в должностях одних и тех же лиц дважды и трижды в течение недели. Увольнения без предшествующих взысканий, немедленные: "...лишить пропуска и выдворить с территории института до 24.00"! Вы что – диктатором себя возомнили, удельным князем? Да за все эти художества вас и Корнева необходимо судить!

– Ну-ну,– подал голос Страшнов,– зачем такие слова?

– А как вы думаете?! – разгоряченно повернулся к нему зам.

– Что ж,– молвил Пец,– может, это действительно выход из положения: судебный процесс надо мной и Корневым. Желательно показательный, с привлечением общественности и прессы. Возможно, суд и установит, как надо работать, не нарушая законов, в условиях, никакими законами не предусмотренных.

– Смотрите, как рассуждает! – зампред даже всплеснул руками.– Вы что, хотите сказать, что для вас законы не писаны?!

Валерьян Вениаминович тоже разгорячился от нервного разговора, хотел ответить резко. Но его опередил Страшнов.

– Но ведь, кроме шуток, Федор Федорович, все так и есть,– мягко заговорил он,– не написаны еще для неоднородного пространства и времени законы и инструкции. Со столь серьезной спецификой нельзя не считаться... Я одного не пойму, Валерьян Вениаминович,– повернулся он к Пецу,– почему вы не обратились со своими затруднениями к нам? Обсудили бы, придумали что-нибудь вместе. Ведь насчет благожелательного отношения крайкома у вас сомнений быть не должно: средства и фонды для вас изыскивали, кадрами помогали...

– Раз поддержали бы, другой – отказали, третий – середка на половинку,– ответил директор.– И все это были бы полумеры, все на грани конфликта с законами. Да и времени бы это отняло у нас – самого дефицитного, нулевого! – массу. А так все грубо и просто: вот Шар, неоднородное пространство-время, сооруженная в нем за три месяца башня – мощнее Останкинской! – действующий институт, испытания, исследования... Короче, с одной стороны, наши дела, а с другой – противоречия с явно неприменимыми в наших условиях законоположениями. И надо решать не для отдельных случаев, а в целом. Так что, если хотите, мы шли на скандал с открытыми глазами и чистой совестью.

_ С чистой совестью?! Люди с чистой совестью, о господи! – завелся, как с полоборота, Авдотьин.– Где этот приказ?

– Вот,– пододвинул крайнюю в веере бумагу главбух. Рука у него дрожала.

– Послушайте, Виктор Пантелеймонович, что выкомаривают эти "люди с чистой совестью". "Приказ № 249 от 10 февраля по НИИ НПВ... Пункт первый... это неважно. Ага, вот пункт четвертый:

"Инженера А. А. Васюка назначить руководителем исследовательской группы высотного сектора с окладом 220 рублей в месяц". Пункт пятый, следующий: "А. А. Басистова зачислить ведущим инженером в исследовательскую группу высотного сектора с окладом 180 рублей в месяц". . – Так что? – поднял брови Страшнов.

– А то, что А. А. Васюк и А. А. Басистов – не два человека, а один: Анатолий Андреевич Васюк-Басистов. А вы о высоких материях, совести... Это же прием махровых очковтирателей!.

Прием был действительно не из светлых. Страшнов был шокирован. Пец вопросительно глянул на главного бухгалтера. Тот приподнял плечи, пробормотал: "Александр Иванович..." Да, здесь чувствовалась бойкая рука главного инженера. Но раз сделано – надо защищать.

– Васюк-Басистов... кстати, это тот самый, что проявил исследовательское мужество в Таращанской катастрофе, работает, как и многие в высотном секторе, не за двоих, а за пятерых. Сопоставьте его заработок с тем, что вверху сейчас средняя продолжительность рабочего дня около тридцати часов. А скоро будет еще больше. Или и в этом случае надо руководствоваться положением, что у инженеров трудовой день не нормирован?.. Хорошо.– Валерьян Вениаминович почувствовал, что пора переходить в наступление.– Наши распоряжения отменить как незаконные, меня сместить и под суд, Корнева тоже... Но не можете вы не понимать, что это не решение проблемы. А организация и исполнение работ в НПВ есть проблема – не источник наживы и злоупотребления, а большая проблема. Или и проблему закрыть за несоответствие?

– Да, Федор Федорович,– вступил секретарь крайкома,– здесь нельзя рубить сплеча, ориентируясь на живописные факты. Надо вникнуть в специфику, решить комплексно. Я не оправдываю всего, что здесь предпринято, но... Судите сами, ведь нельзя увольняемого за несоответствие работника держать положенные по закону две недели, если им соответствуют многие месяцы внутреннего времени. За эти месяцы тот дурак такого наломает!..

– Необходимо учитывать не только местную специфику, но и государственные интересы,– не поддавался зампред.– Девальвация может получиться от таких сверхзаработков.

– А вот это мне непонятно: как от нашей деятельности может получиться девальвация? – вскинул голову Пец. Даже главбух позволил себе робко улыбнуться.– Мы государству не стоим ни копейки и приносим немалую выгоду. Поинтересуйтесь у наших заказчиков: радиоэлектроников, ракетчиков, химиков – сколько денег сэкономили они благодаря ускоренным испытаниям на надежность своих устройств и материалов только на свертывании дублирующих разработок?

– На конец квартала восемьдесят два миллиона рублей,– тихо, не слишком стремясь быть услышанным, произнес главбух.

– Девальвация бывает не от того, что люди хорошо зарабатывают, а от неправильной, экономически необоснованной шкалы цен и расценок,– внес ясность бывший экономист Страшнов.– Грубо говоря, оттого, что много платят за то, что мало стоит.

– Вот-вот. А мы никого расценками не балуем, платим по общепринятым,– добавил Пец.

– Согласно тарифным справочникам,– уже чуть громче подал голос главный бухгалтер.

Зампред постепенно успокаивался. То ли внял доводам, то ли на него произвело впечатление, что не чувствует себя директор виноватым, не трепещет и не кается. Разговор далее продолжался в спокойных тонах. Порешили, что товарищ Авдотьин останется в институте до конца дня (тот легко согласился), ознакомится с ходом работ, поговорит с сотрудниками, узнает их мнение и составит свое. В тех случаях, где сочтет себя компетентным, решит сам, а в остальном ("Заранее уверен, что преимущественно будет "в остальном",– подумал Пец) представит доклад в Госкомитет. Затем, видимо, придется организовать комиссию ("Непременно с участием ученых",– вставил секретарь крайкома), которая все обстоятельно изучит и даст рекомендации.

– А пока как нам быть? – спросил Валерьян Вениаминович.

– Пока?.. В худшую сторону ваша практика измениться не может, потому что хуже некуда,– с остатком прежней злости сказал зампред.– Действуйте не в ущерб делу и людям. Только,– он постучал пальцем по приказу № 249,– не давайте пищи анекдотам.

Эту пилюлю пришлось проглотить. Для начала Пец отправил Авдотьина в координатор: обозреть все в целом, подумать. Потом им займется референт.

За время беседы было выкурено с десяток сигарет. Оставшись один, Валерьян Вениаминович открыл окно, чтобы проветрить кабинет. Но из подсвеченных электрическими лампами сумерек потянул сложный букет запахов: сырой бетон, неполностью сгоревший в газовых резаках ацетилен, нагретый битум, машинное масло и...– он с интересом потрепетал ноздрями, не ошибается ли,– свиной навоз. Откуда-то определенно пахло свинарником. "Что за новость? Химикалий такой употребляют, что ли?.." Пец закрыл окно, включил кондиционер.

II

В то самое время, как кабинет директора покидали высокие гости, десятью этажами ниже по лестницам осевой башни поднимался, шагая через ступеньку, долговязый черноволосый человек в берете, тренировочном синем костюме и очках. У него была такая привычка: последние пролеты преодолевать не в лифте, а пешком – для укрепления ног и настройки на дела. Сегодня Юрию Акимовичу это было особенно необходимо.

"Ну, сейчас папа Пец мне выдаст: да как вы пошли на такую авантюру, да смешали грузопоток, да поставили под угрозу ночные работы!.. И отлично, и пожалуйста, пора выяснить отношения, расставить точки над "i". Существует нормальная последовательность сооружения объектов, многоуважаемый Валерьян Вениаминович: подготовка площадки, закладка фундамента, сооружение надземной части, сантехмонтаж, отделка – и только после этого сдача и ввод в эксплуатацию. И если эта последовательность нарушена, то с архитектора, как говорится, взятки гладки. А у нас она не то что нарушена, ее и не было никогда, все смешалось, как в доме Облонских. Одну подземную часть трижды перепроектировал и переделывал (сейчас снова переделывать на этот... "вихревой вороночный ввод"), четыре раза менял проект зоны эпицентра. А эти три слоя! А сдача в эксплуатацию недостроенных этажей! А спираль!.."

("Погнался за интереснятиной в Шаре: возведение башни в неоднородном пространстве – с искривлением тяготения, ускорением времени... ах, ах! Вот и имеешь мороку на всю жизнь: чем дальше вверх, тем больше проблем".)

"...А вообще говоря. Валерьян Вениаминович, вы не очень: пока объект сооружается, архитектор на нем царь и бог. Так заведено с античных времен. А у нас здесь кто архитектор? Надсмотрщик, прораб, погоняла, разрешитель текущих забот, мальчик для битья... Кто угодно, только не творческий руководитель проекта! А ведь архитектура, смею заметить,– это искусство. Конечно, когда надо что-то, так "наш катаганский Корбюзье", ах-ах! А как начинаются осложнения, то Зискинд не так спроектировал, Зискинд не -учел специфики, Зискинд то, Зискинд се... мальчик для битья".

("Мне показалось снизу – или в самом деле кольцо-лифт монтируют с перекосом? Да точно, слева забетонировали этажа на два выше. И куда там прораб смотрит, в осевой башне нагрузка неотцентрована, если еще кольцо добавит... Забыли, что в Таращанске НПВ выделывало, начисто забыли! Может, подняться сразу туда. минуя дирекцию? Нет, выйдет некорректно, папа Пец подумает, что я трушу, уклоняюсь от разговора".)

"...Я отпарирую очень просто: Валерьян Вениаминович, если бы я мог с вами связаться по телефону, то непременно согласовал бы. Но у вас же его нет. Бережете свой покой, а теперь сами в претензии!..."

В кабинет директора Юрий Акимович вошел энергичной походкой. Пец поднялся навстречу ему из-за стола.

– Ругать будете? – воинственно спросил архитектор.

– Нет, Юра, не буду. Все правильно, напрасно вы поспешничали, чтобы поставить меня перед фактом, только себе и другим жизнь вчера осложнили. Я бы согласился.

– Ну, вот – поди знай...– Худое лицо Зискинда выразило облегчение, но заодно и разочарование, что доводы, которые он приготовил, остались без применения.– Так я пойду?

– Жаль, конечно, что решение не вызрело раньше,– продолжал Пец,– но если бы затянули с ним и дальше, отклонение от оптимальности было бы еще худшим. Так что и вам это должно послужить уроком...

– В смысле? – насторожился архитектор.

– В смысле безудержно смелого – но в то же время и комплексного, хорошо рассчитанного – проектирования в НПВ. Проектирования-фантазирования, если хотите. С большим запасом возможностей. Симфонического такого, понимаете?

– Симфонического–это звучит. Проект-симфония... Уже, Валерьян Вениаминович, рисуем помаленьку. Проект Шаргорода. Закачаетесь, когда выдадим.

– Не помаленьку надо. Форсируйте.

– Бу сде... так я пойду?

– Объясните мне только, что делает на крыше Корнев с раннего утра? С ним группа Васюка и бригада Ястребова.

– На крыше?! – Теперь на лице Юрия Акимовича были озадаченность и тревога.– Но ведь договорились же на крыше ничего не делать! Послушайте, это опасно: они там нагрузят осевую башню с перекосом, кольцо-лифт еще не сбалансировано, да внутри башни... может плохо кончиться.

– Значит, не знаете? – Директор присел на край стола.– Между тем они там четвертые сутки по своему времени... Юра, вас переселили наверх не только для ускоренного проектирования, но и для присмотра за всем. Верх отсюда почти не координируется.

вы же знаете.

– Ну, Валерьян Вениаминович, Корнев есть Корнев. А как они туда доставляют все? Лифт до крыши не ходит, лестницы ненадежны.

– Корнев есть Корнев, Зискинд есть Зискинд. а диетическое яйцо – это диетическое яйцо... Вертолеты им все доставляют. Знаете, вертолет есть вертолет.

_ Да ла-адно. Валерьян Вениаминович, я все понял! – Зискинд даже переступил ногами от нетерпения.– Я пошел выяснять.

– Секундочку.– Пец подвел архитектора к окну.– Обоняние у вас нормальное? Что вы скажете об этом? Новое в высотном строительстве? Упрочняющие присадки свиного навоза к бетону?

Зискинд недоуменно потянул ноздрями – и даже побледнел:

– Не надо так шутить. Валерьян Вениаминович! За такие вещи... Хорошо, я разберусь, доложу.– Он метнулся к двери, исчез.

Валерьян Вениаминович закрыл окно, сел в кресло. Он почти зримо представил, как главный архитектор, заряженный этим разговором, ракетой возносится на высокие уровни – выяснять, наводить порядок, приводить в чувство... А его самого кресло располагало к отдыху. "Нет, рано". На табло координаторных часов над дверью было 72.10. Директор нажал кнопку, в дверях появилась секретарша.

– Связь с крышей?

– Еще нет.

– Готовьте приказ об увольнении Терещенко.

– До 24.00 Земли? – уточнила Нина Николаевна срок, в который бедный бригадир связистов навсегда покинет Шар: ей такие приказы были не впервой.

– Да, как обычно.

– Ясно.– Секретарша подошла к столу, положила перед Валерьяном Вениаминовичем бумагу.– Я справилась о грузах, которые доставлены на крышу Александру Ивановичу, вот перечень.

– Вы умница, Нина, спасибо. Как я сам не сообразил! – Пец живо потянулся к листку.

– И еще, Валерьян Вениаминович: бригаду Ястребова вертолетами доставили вниз, двух инженеров группы Васюка тоже. На вертодроме погрузили в автобус, чтобы развезти по домам.

– Уснули?

– Да.

Пец несколько секунд думал, до какой степени надо вымотаться, чтобы мгновенно уснуть в грохочущем вертолете. "А все Корнев: как сам двужильный, так и думает, что все такие". Секретарша ушла. Он углубился в бумагу. Радиолокатор дальностью до 800 километров с параболической антенной, телескоп. Максутова, осветительные прожекторы, три бухты капроновых канатов, лебедки, аэростаты, баллоны с гелиево-водородной смесью, листы толстого плексигласа, аппарат газовой сварки, аккумуляторы, дюралюминиевые рейки и уголки, ящики с крепежными деталями... десятки тонн грузов! А еще продукты, мешки с песком... "Во всяком случае, теперь понятно, что он там сочиняет".

В динамике раздался голос секретарши:

– Валерьян Вениаминович, крыша дает связь! Переключить к вам?

– Конечно! – Пец повернул кресло к селекторному пульту. На верхнем экране среди тьмы замаячило голубоватое пятно – сверху поярче, снизу тусклее.

– Алло, приемная, даю проверку разборчивости! – донесся из динамика высокий голос без обертонов; в нем от терещенковского баритона остался только украинский акцент.– Одын... два... тры...

Директор нетерпеливо нажал четыре раза сигнальную кнопку – знак, что звуки различаются нормально.

– Ясно! Даю импульсную синхронизацию изображения. Пятыкратная... (У голубого пятна на экране наметились расплывчатые, меняющиеся скачками очертания – но и только; Пец нажал кнопку один раз: плохо). Даю десятыкратну... (Теперь ясно было, что пятно – это лицо, но чье – узнать невозможно, мелькающие черты накладывались, смазывали друг друга послесвечением; директор снова нажал кнопку). Даю двадцатку...– и на экране рывками, будто быстро сменялись фотографии, замелькало сосредоточенное, с резкими чертами лицо Терещенко: фас, полупрофиль, профиль, наклон головы... Электронное реле телекамеры на крыше теперь выхватывало для передачи вниз каждый двадцатый кадр развертки.

Это было приемлемо. Пец четырежды нажал кнопку. Захлопотанный бригадир взглянул наконец на свой экран, заметил директора:

– Алло, Валерьян Вениаминович, докладываю: связь установлена, на крыше никого нет.

– Как нет? – Пец даже приподнялся в кресле.– А что там есть?

– Докладываю: по краям площадки три лебедки. Он там, скраю,– аккумуляторы. Целый массив, в жизни столько не видел. Барабаны лебедок пустые, канаты тягнуться вертыкально вверх. И кабели от аккумуляторов туда ж... А шо вверху – не выдно, бо темно.

"Ясно, сейчас спустятся",– хотел, да не успел сказать Валерьян Вениаминович. Лицо Терещенко закинулось вверх:

– Ага, лебедки включились, барабаны накручують канат! Зверху щось опускаеться прямо на мэнэ. Отхожу к краю, показываю...

Из тьмы вверху показался сначала сноп прожекторного света, а за ним нечто, похожее... собственно, ни на что не похожее. Так мог бы выглядеть инопланетный корабль. На штрихах решетчатой конструкции держалось прозрачное, в форме шестиугольной призмы помещение, в котором находились освещенные серым светом люди и приборы; центр призмы занимал короткий толстый ствол телескопа Максутова. Решетчатую основу подпирали с боков сомкнутые в треугольник баллоны аэростатов. Другие три висели над сооружением на коротких канатах.

Все это скачками нарастало, снижалось. Ушли за пределы экрана аэростаты. Весь обзор заняла прозрачная кабина величиной с малолитражный автобус. "Вот на что толстый плексиглас пустил!" – Пец покачал головой.

В ту же секунду экран заслонило одухотворенное, осунувшееся и от этого казавшееся еще более носатым лицо Корнева. Скачками, в соответствии с выборочной разверткой оно меняло выражение с бесшабашно-раскаивающегося на умиротворенно-доброе, на вдохновенное, на весело-скептическое... И независимо от этого звучал-тараторил сдвинутый по частоте, обесцвеченный инвертированиями, но тем не менее его, корневский голос:

– Валерьян Вениаминович, я все понимаю! Я заслуживаю, и я признаю... Я рассчитывал успеть к этой комиссии – но всякие осложнения!.. Мы поднялись почти на два километра. Валерьян Вениаминович, представляете? И пусть Юра Зискинд не плачет и не боится, что мы перегружаем его малютку-башню. Вы же видите, мы не только не нагружаем ее, напротив – тянем вверх, как казака за чуприну... А что мы там видели, Валерьян Вениаминович! Эти мерцания!..

Пец смотрел на экран и чувствовал, что не сможет сказать те горькие фразы, которые приготовил для Корнева,– и за партизанщину, и что он отдал его на заклание правительственному ревизору, спихнул на него всю текучку... Было приятно наконец увидеть и услышать Александра Ивановича – тем более что они соорудили такую штуку и поднялись в ней к ядру на два километра. "Ну что тут скажешь! А ведь врет, что рассчитывал успеть... Неужто действительно на два километра? Лихо! И зачем я так его понимаю, весь его душевный пыл и трепет! Вполне хватило бы служебных отношений".

– Мы вышли за предел. Валерьян Вениаминович, выше аэростаты не тянут. Полагаю, вам будет интересно узнать, что квантовая зависимость по всей высоте... Ты куда показываешь?! Ты куда... тебя что, соглядатаем послали – или связь держать?

Это Терещенко, спасибо ему, под разговор повел телеобъективом вдоль крыши, показал бок аэростата, алюминиевые перекрестия с кабиной-призмой над ними, лесенку, по которой Васюк-Басистов и заметно осунувшийся референт Валя осторожно спускали громоздкий куб. (Пец легко представил, как все было. "Александр Иванович,– приблизился скользящей походкой референт к налаживавшему что-то главному инженеру,– мне приказано выразить вам неудовольствие..." – "Ага,– ответил тот,– да-да, конечно. Ну-ка, подрегулируй тот упор... Так, хорошо. Взяли!" – и пошло.) Голос Корнева звучал за кадром, обещая бригадиру все беды. Директор нажал кнопку, привлекая внимание к себе. Лицо Корнева тотчас восстановилось на экране.

– Первое,– сказал Пец.– О том, что вы хотели успеть, а не наоборот, расскажете при случае Красной Шапочке. Второе. Извольте все-таки спуститься для встречи с товарищем Авдотьиным. Он в координаторе и жаждет вам видеть. Третье: немедленно верните референта.

– Валерьян Вениаминович...– Корнев в затруднении ухватил рукой нос; на экране было отчетливо видно, что в дело пошли три пальца – указательный, средний и безымянный.– Думайте обо мне, как хотите, но я не могу сейчас вниз. Нужно все закончить хоть в первой примерке. Вы же знаете эти аэростаты: утечки! И вообще – 150-й уровень, здесь бросить не закончив – это хуже, чем не начать... Мы должны подняться еще разок. Валю верну через полчаса, обещаю.

– Бросьте эти разговоры для простачков – через полчаса! – теряя самообладание, рявкнул Пец.– За полчаса вы его выжмете, как лимон, а он мне нужен работоспособный. Координаторных полчаса даю вам на завершение всех дел.

– Хорошо, тогда я беру Терещенко. Вдвоем с Толюней мы не управимся, да и рискованно.

Что оставалось сказать? Валерьян Вениаминович кивнул: согласен,– и отключил связь. Ясно, что сейчас Корнева не стащишь с крыши и за воротник. "Что они там углядели на двух километрах высоты, что измерили? Эти, говорит, мерцания... хм!" Пец вспомнил характерный жест Корнева, для пробы тоже обхватил нос пальцами. Куда там, хватило двух, да и второй, честно говоря, был необязателен. Настроение у него все-таки поднялось.

Он достал из кармана ЧЛВ, взглянул: ого. он здесь уже семь с половиной часов... да полчаса в пути. Восемь часов со времени завтрака (правда, плотного) – и ни крошки во рту. Пец вызвал секретаршу:

– Нина, принесите мне из буфета чаю и поесть. Что будет, по вашему усмотрению.

В ожидании секретарши (теперь, когда вспомнил, есть хотелось немилосердно) он просматривал и подписывал бумаги. Та вернулась с пустыми руками:

– В буфете ничего. Валерьян Вениаминович, хоть шаром... Даже сахару нет. Одни сырки плавленые окаменелые. Все подобрали. В столовой сейчас перерыв... Хотите, поделюсь своим запасом? У меня и чаю еще полный термос.

Пец покачал головой: нет, если использовать директорские преимущества, то не так. ("Надо решать с новыми буфетами и столовой – не откладывая!")

– Спасибо, Нина. Вызовите лучше машину. По-моему, я заработал передышку.

...И последняя мысль – уже за проходной, когда садился в машину: "А ведь аэростатная кабина Корнева – это и есть следующий после кольцевого лифта этап проникновения в Шар! Да, сначала маленькая кабина из плексигласа... Но ведь пространства там предостаточно для множества аэростатов и всего, что они поднимут. Воздух спокоен: внешние .ветры не чувствуются, внутренних нет..."

Валерьяну Вениаминовичу стало бодрее: забрезжила возможность обжить Шар до двух километров физических– и в то же время как-то не по себе. Уж очень стремительно нарастала лавина идей и дел. "К чему-то мы придем завтра? И не в переносном смысле "завтра", в прямом. Может, даже сегодня к вечеру..."

III

Когда в десять часов утра он вошел в квартиру, жена встревожилась:

– Почему так рано? Захворал?

– Нет, даже напротив – очень хочу есть.

– Я только убралась, еще в магазин не ходила... Ничего, сейчас что-нибудь сообразим.

Она заглянула в холодильник, в буфет, в кухонный столик – "сообразила" холодную отварную картошку с селедкой, яичницу, заварила чай по его вкусу. Пец сидел на кухне, в нетерпении выкладывая фигуры из вилок и ножей.

– Видишь, как плохо, что нет телефона,– сказала жена.– Ты бы позвонил, и к твоему приезду все готово.

– Это верно. Только ты не представляешь, что бы здесь творилось, будь у нас телефон. ("А ведь придется его, черта, ставить. И не только: телеканал сюда из Шара провести, служебный телевизор с инвертором на ночной столик... А куда денешься! Ведь сегодня я плелся в хвосте событий. Два молодых одаренных нахала, Корнев и Зискинд, вставили мне два фитиля. Так не годится".)

Он принялся за картошку и яичницу. Жена подкладывала, следила, нравится ли, намазала хлеб маслом, налила чаю, села напротив. А Валерьян Вениаминович ел, крепко жуя, и думал о том, какие сложные отношения связывали его с этой женщиной. Впрочем, теперь, к старости, они стали проще.

...Он встретил ее, Юлю, Юлию Алексеевну, в Харькове в первый послевоенный год. Она была простая, с умеренным образованием, красивая и добрая. Она любила его – с самого начала и до сих пор. Он ее тоже – первое время. Если быть точным, то и тогда он ее больше не любил, а – хотел; реакция хлебнувшего неустройств и воздержания мужчины: наверстать, взять свое, о чем мечталось и на фронте, и в лагерях, и в болотах Полесья. С ней было хорошо, спокойно: она признавала его превосходство над собой, ничего особенного для себя не требовала – и он, и жизнь устраивали ее, какие есть. Она была хорошая жена, только он принимал ее не слишком всерьез – больше ценил науку, пытливую мысль, разговоры о мирах и проблемах. Насчет миров она была не очень.

Когда же она забеременела – а он как раз рвался к успеху, писал диссертацию, жили скверно, у частника на окраине, ребенок мог сильно осложнить жизнь,– он ничего не сказал ей, только замкнулся, стал холоден, раздражителен. Она все поняла, избавилась от плода; в то время это было непросто.

Потом пришли успех и квартира, докторская степень и кафедра в Самарканде. Юля гордилась его достижениями больше, чем он сам. Но детей не было. А ему как раз загорелось (да и годы подпирали) сына, наследника. Или хоть дочь. Присмотрел себе другую, ушел к ней жить, решил развестись с Юлей. На суде так и заявил, что разводится из-за отсутствия детей. Она печально согласилась.

А месяц спустя встретил ее в сквере на скамейке: в осеннем пальто, с книжкой – отцветший, выброшенный им пустоцвет, увидел ее взгляд. Сердце у него перевернулось. И сейчас, когда об этом вспомнил, стало не по себе: как он мог совершить такое – наполовину убийство?.. Вернулся. Она простила. Ему она прощала все. (А та, другая, родила сына. И хоть дал ему свою фамилию, безукоризненно платил алименты, но оскорбленная женщина поклялась, что сын никогда не увидит отца и не услышит о нем ничего хорошего. И обещание свое сдержала. Так что наследником он обзавелся, но сыном – нет.)

И перед Юлей осталось некое чувство вины, а заодно и упрека к ней, что слишком покорно тогда, молодая, поняла и выполнила его волю, не поставила на своем. И пустота в доме, где есть все, кроме детей.

– Может, тебе туда привозить что-нибудь? – спросила она. Пец мотнул головой.– Ах, ну да: дом есть дом, семья есть семья...– Юлия Алексеевна улыбнулась; в этой улыбке была снисходительность к его упрямству и немного горечи: дом-то есть, а вот семья...

"В сущности, она была создана именно для семейной жизни,– подумал Валерьян Вениаминович– для жизни с многими детьми: выкармливать их, тетешкать, воспитывать, заботиться... А вышло вот как. Не получилось".

– Приляжешь отдохнуть?

– Нет. Обратно. – Обед готовить?

Пец задумался. Приезжать еще и обедать, снова терять полтора нулевых часа – слишком роскошно даже для директора.

– Знаешь,– неожиданно решил он,– приготовь что-нибудь... потранспортабельнее – и привези туда.. Кстати, поглядишь, что у нас там делается, тебе будет интересно.

Назад Вперед
наверх

  Copyright © surat0 & taras 2002