на главную
Главная » Практика
Сурат

Принцип контакта
Тест на духовность

"Йога — это соединение, и она совершенно
бессмысленна,потому что — с чем мне
соединяться?! Нет ничего, кроме меня, и
нет никакого другого меня, кроме ничего"

Сутра о бхагаватах


Мне представляется очень удачным, что я не дожил еще до того возраста, когда бы имел полное право цитировать самого себя в эпиграфе, потому что это дает мне счастливую возможность цитировать себя, откровенно чихая на отсутствие таких прав. Но это, разумеется, лишь к слову, а далее уже по теме. Если вы ощущаете нечто вроде стыдливости, читая в эпиграфе о том, что "йога — это соединение", то вы легко согласитесь со мной, что минувший двадцатый век был эпохой дедушки Фрейда. Как известно, Фрейд был отцом теории сексуальности, поэтому дедушкой я его называю в контексте производного от его теории метода качественных структур. Отцом этого метода был Игорь Калинаускас, но мы не будем трогать его изящное творение, обратившись к его прадедушке, источнику этой забавной генеалогии, которым был, разумеется, антихрист Фридрих Ницше. Его модель настолько примитивна, что ясна даже идиоту, однако я опущу оригинальную терминологию, чтобы увеличить не только ясность, но и резкость. Согласно Ницше, все силы являются воплощением лишь двух принципов — принципа самоопределения и принципа контакта. Самоопределение выделяет объекты из среды, а контакт связывает их со средой. Популярность дедушки Фрейда была вызвана прежде всего тем, что большинство людей — сексуально озабоченные и им трудно возразить против того, что миром движет Эрос. Дедушка Фрейд придумал такой хитрый партизанский маневр, согласно которому все возражения против модели секс-Вселенной объясняются комплексами возражающего, который, видимо, в детстве перенес тяжелую психотравму на сексуальной почве. Этот меткий аргумент настолько универсален, что опровергнуть его попросту невозможно. Действительно, человек без комплексов, услышав о том, что, когда он вставляет ключ в замочную скважину, то это не просто так, лишь пожмет плечами и тут же забудет про эксцентричную глупость. Если же кто-то обуреваем желанием опровергнуть хитрого дедушку Фрейда во что бы то ни стало, это значит, что его что-то здорово задело за живое. Поэтому я смиренно и с самого начала признаюсь в своей однозначной сексуальной извращенности, однако и добавлю, что мотивация все же никак не тождественна обусловленным ею действиям. Более того, я уверен, что к истине можно прийти только тропою иллюзий, путем изощренного обмана. А это значит, что дедушка Фрейд где-то промахнулся. Дополнительным этому доказательством, о котором я уже упоминал, является его популярность. Истина непопулярна по определению, ибо спросом может пользоваться лишь то, чего нет. Я полагаю, что стабильный спрос на духовность, позволяющий ей конкурировать в прибыльности с шоу-бизнесом, объясняется именно этим фактом.

Все, что человек хочет совершить на ниве духовности, в любом случае духовностью не является. Даже если он хочет уйти в монахи. То же самое применимо относительно желания читать эзотерические книжки, заниматься йогой, магией или медитацией. Духовностью является только то, что сам дух делает с человеком вопреки его желаниям и устремлениям, если таковые имеются. С этой точки зрения, желание обратиться к Богу и в самом деле есть не более, чем изощренное стремление потрахаться. И нужно сказать, что в последнее время я стал горячим защитником псевдодуховности, ибо на ней зиждется храм истинного духа точно так же, как существование жизни на Земле обеспечивается тривиальным актом совокупления.

Псевдодуховные практики традиционно именуются путем факира. Как вы знаете, факирами на Востоке называют тех, кого в западных цирках принято величать иллюзионистами. Единственное различие между ними в том, что иллюзионист ограничивает свои действия пределами манежа, тогда как факир знает, что Майя не имеет границ. Поскольку в действительности путь факира — это единственный путь, то и претензия у меня к нему только одна — псевдодуховные практики не в состоянии реализовать духовность, тогда как в большинстве случаев их пытаются использовать именно с этой целью. Бытует даже мнение, что на человеческом языке невозможно разработать методологию реализации, хотя я могу сделать это в нескольких словах: духовность достигается в результате осознания бесполезности достичь ее тем или иным способом, включая использование также и этого принципа.

В противовес моей претензии к псевдодуховным практикам у меня же имеется два аргумента в их защиту. Первый сводится к тому, что глупо требовать честности от тропы иллюзий, а второй — к тому, что главный обман не в том, что искателям истины предлагают истину фальшивую, а в том, что искатель истины совершенно безосновательно считает себя ее искателем. А поскольку он лишь говорит, что она ему нужна, то почему бы не пообещать ему ее и дать то, в чем он действительно нуждается? Мир устроен исключительно справедливо, и если бы псевдодуховность не вписывалась в эту справедливость, то ее бы и вовсе не существовало.

Поэтому, говоря о так называемых духовных практиках, мы снова вступаем на тропу иллюзий, ибо все они — псевдодуховные. Более того, я убежден в необходимости подобных практик, тогда как в необходимость духовности я не верю совсем. По определению духовность есть то, без чего можно с легкостью обойтись, а в подавляющем большинстве случаев — даже нужно.

Все псевдодуховные практики основаны на принципе контакта. Различие между ними состоит лишь в том, с чем именно хочет связать себя практикующий. Вообще говоря, принадлежность к миру живых людей и есть причастность к связанному бытию, поэтому под практикой следует иметь в виду лишь сознательный выбор зависимости. Когда человек связывает себя, например, с семьей, это не есть практика, потому что выбрать такую зависимость сознательно может лишь человек с предельно скромными запросами. Зависимости такого рода больше отбирают, чем дают человеку, поэтому в качестве практики обычно выбирают достижение такой связи, по которой можно больше получить, чем отдать. В крайнем случае, обмен может быть равноценным, когда практикующий отдает то, что ему не нужно, и получает то, в чем не нуждается объект связи.

Успешная практика — это всегда игра, потому что когда она перестает быть игрой, то заканчивается печально. В лучшем случае неудачная практика приводит к дурдому, а в худшем — к духовности. Поэтому чувство юмора является особенно важным качеством на пути факира. Слишком серьезные рискуют стать духовными, а слишком духовные — мертвыми. Ошо, один из наиболее духовных людей двадцатого столетия, вынужден был превратить свою жизнь в сущий фарс только для того, чтобы выжить.

Мне представляется чрезвычайно важным проект искоренения сорняков духовности на поле эзотерического бизнеса. Необходимо свести к минимуму риск духовного исхода вследствие неграмотных занятий человека эзотерикой. Я считаю это единственным вариантом спасения от духовной заразы, потому что уничтожение самого эзотерического рынка добиться попросту нереально.

Благоприятным фактором, который вселяет надежду в удачное осуществление этого проекта, является воплощение принципа контакта в ряде человеческих инстинктов. Отрицательным фактором является наличие в человеке ряда других инстинктов, обусловленных принципом самоопределения. Если сила этих инстинктов превышает у человека потребность в контакте, то в этом случае предлагаемая тактика является практически безнадежной.

Я сам, будучи намного более склонен к самоопределению, нежели к контакту, на личном опыте убедился в неэффективности этого подхода. Не без печали наблюдая безнадежность своего случая, я считаю своим долгом предупредить других и по возможности спасти их из цепких лап принципа самоопределения, пока еще не поздно. О себе я могу рассказать, что занятия псевдодуховными практиками несколько раз приносили мне свои результаты, но я в лучшем случае не знал, что мне делать с этими результатами, а в худшем — до смерти пугался их.

Чтобы определить, власть какого принципа доминирует в человеке, ему достаточно проанализировать свою реакцию на результат той или иной псевдодуховной практики. Проблема лишь в том, что не каждая практика гарантирует мгновенный результат, поэтому для тестирования следует выбрать что-нибудь настолько же простое, насколько и эффективное. Напоследок я хочу рассказать о такой простой технике, с которой я познакомился пару лет назад при следующих обстоятельствах.

В Крыму живет человек по имени Александр Макаров, основатель программы КЭТ (Крымский Экологический Туризм). Он занимается тем, что водит людей по горам и сталкивает их с природой — внешней и внутренней. Туристы сами выбирают, с какой природой их знакомить, платят деньги, а Макаров выполняет заказ. Те, кто интересуются, прежде всего, внутренней природой, попадают на своеобразный тренинг, состоящий из множества произвольно выбранных психотехник, разговоров на спонтанно возникающие темы и базовой практики присутствия. Сам я никогда в Крым не ездил и с Макаровым виделся всего один раз, когда он приехал к нам в город по просьбе одного моего знакомого. Этот парень, Саша, сам по себе является совершенно замечательной фигурой — будучи человеком эзотерической тусовки, он присутствует везде, где происходит что-нибудь духовное, ухитряясь при этом особенно не залипать в эти игры. Я думаю, это ему удается, потому что своей базовой техникой он, как и Макаров, избрал именно практику присутствия. Саша пригласил Макарова в наш город на три дня, чтобы тот мог познакомить людей с "естественным состоянием", но сам Макаров, очевидно, совершил эту поездку исключительно в рекламных целях. Он полагал, что делом его жизни является КЭТ, и любой контакт с людьми вне этой программы использовал для того, чтобы затащить их в нее. В конце нашей встречи он совершенно бестактно стал чуть ли не список составлять для туристической группы. Напуганный такой прямолинейностью, я ушел и больше с Макаровым никогда не встречался.

Здесь же я хочу рассказать о довольно известной, как я позже выяснил, психотехнике, которая произвела на меня неизгладимое впечатление. Такой "сдвиг точки сборки" я испытал только один раз в жизни, когда посетил моноспектакль "Лолита" в исполнении Михаила Мельника. По неопытности своей я сел в первый ряд, а поскольку сцены в этом маленьком театре никакой не было, мне пришлось два часа на расстоянии вытянутой руки наблюдать, как человек буквально выворачивается наизнанку. Сила эмоционального удара была такова, что после спектакля аплодисменты не могли стихнуть, как будто это выступал сам товарищ Сталин. В моей душе никогда еще не копались так бесцеремонно, и я дал себе слово на спектакли Мельника больше не ходить.

Описываемая психотехника производила столь же сильный, хотя и более мягкий, эффект. К ее достоинствам относится исключительная простота выполнения, а к недостаткам — отсутствие практического применения. Это скорее познавательная техника, нежели трансформационная, по своим задачам, но и более трансформационная, нежели познавательная, по своему результату. Именно отсутствие ее понимания объясняет то, что пишу я о ней только сейчас, хотя мое знакомство с ней состоялось около двух лет тому назад. В настоящее время мне просто не хочется держать ее при себе, и я решил предоставить информацию для всех, кому это может оказаться полезным.

Вообще говоря, чем выше духовность человека, тем больше он презирает спецэффекты. Описываемую психотехнику я отношу к разряду именно спецэффектов, но, поскольку мне более или менее удается справляться с хроническими приступами духовности, то мой zen-снобизм сведен к минимуму. Я действительно не вижу ничего плохого в спецэффектах, так как в последнее время я вообще не вижу ничего плохого.

Из-за того, что день, когда я познакомился с Макаровым, был первым днем его пребывания в нашем городе, его объявили днем знакомств. Поэтому в основном мы занимались разговорами. Один мой знакомый, который ездил к Макарову в Крым, сказал, что там происходит в точности то же самое — из людей лезет все их дерьмо в виде слов, на что они сами же первые и обижаются. Мы много говорили, большей частью — знакомились. Макаров придавал большое значение именам. "Мое имя — Александр, — говорил он, — что значит защитник мира. Я защищаю мир от самого себя…" В дальнейшем каждый произносил свое имя и называл какую-то свою отличительную черту, по которой бы его могли запомнить другие (я про себя сказал — "я тупой", и Макаров мгновенно изобразил из себя "Мыслителя" Родена, уткнувшись лбом в кулак и размеренно повторяя: "я — тупой, я — тупой…").

Там была почему-то неприятная мне женщина по имени Таня, которая сказала, что она "Танюшка-веселушка". Я понял, что она группенлидер какой-то местечковой секты типа "Симорон", потому что на ней были белые брюки и белая рубашка. Все духовные женщины ее возраста, у которых проблема с внутренней чистотой, любят наряжаться в белое, будто рекламируют гигиенические прокладки.

Потом там была девушка по имени Лиза, которая дала себе аналогичное (это я только сейчас увидел) определение — "звонкий смех". Примечательно, что в моем рассказе имеют значение только они, определившие себя одинаково, будучи такими разными. Если подходящая к сорокалетнему рубежу Таня вызывала у меня отталкивающее чувство, то Лиза, которой едва было двадцать, оказалась самой красивой девушкой из всех, виденных мною за всю жизнь. Она была одета в синее платье, стилизованное под индийское сари, имела светлую и даже чуть светящуюся кожу, изящные черты лица и фигуру. Лиза была из тех декоративных женщин, на которых женятся новые русские исключительно для престижу. Возможно, что она была такой же безмозглой, как и большинство ее очаровательных сестер, но в ней чувствовалось излучение мягкой душевной силы и отсутствие мелочности.

Также здесь было еще несколько человек, о которых мне нечего сказать. Мы все познакомились друг с другом, после чего Макаров заговорщицки осведомился, а не хотим ли мы познакомить друг друга со своими душами? Для этого он предложил технику, о которой и идет речь.

Макаров выстроил всех присутствующих в два ряда лицом друг ко другу, но с закрытыми глазами. Он сказал, что для знакомства традиционно используются руки и что этого более чем достаточно. Взаимодействуя с партнером посредством одних только рук, можно так с ним познакомиться, что мало не покажется никому. Что именно нужно делать руками, Макаров не объяснил, но в этом и заключалась суть техники. По мере "знакомства" он перетасовывал знакомящихся, чтобы могли познакомиться все. Поскольку я позволял себе время от времени самым наглым образом подглядывать, я знал, с кем знакомлюсь, хотя саму технику выполнял с закрытыми глазами.

К моему удовольствию, моим первым знакомым оказалась Лиза. Она очень понравилась мне, поэтому наше знакомство оказалось красивым танцем рук с сильным эротическим уклоном. Однако этот уклон был не в сторону секса, а как бы от него — все выше и выше, просто к чему-то красивому и тонкому.

Так получилось, что знакомиться с мужчинами мне не посчастливилось, чему я был очень рад. Моя следующая знакомая обломала меня тем, что позволяла делать со своими руками все, что я захочу, не принимая активного участия в "танце". Следующая девушка произвела на меня впечатление недозрелого ребенка, с ней было не интересно, а я хотел опыта, аналогичного тому, что мы проделали с Лизой.

Только одна моя знакомая была решительно настроена на эротические "танцы", но, поскольку я знал ее как ведьму, у которой манипулирование людьми превратилось в привычку, то не увидел в ее руках никакой искренности.

Большей частью, руки этих людей не были приятными — одни напоминали безвольные куски теста, другие — капризных детей. Никто не хотел идти у меня на поводу и сливаться со мной в экстазе. Становилось скучно.

Последнее "знакомство" произошло с Таней. Я уже твердо решил не подглядывать, но тут опять не удержался. Дело в том, что на ощупь довольно легко определить, кому принадлежат руки — мужчине или женщине. Здесь я имел дело явно с мужчиной, который почему-то носит женские часики. Моргнув украдкой, я увидел Таню. Чтобы поверить своим глазам, мне пришлось моргнуть еще пару раз. Ее руки были неприятны мне, как и она сама — ненатурально игривые, не желающие идти на контакт. Я же, тем не мене, не сдавался и гнул свою линию. Никакой эротики в моей голове больше не было, моим желанием было именно открыться партнеру и ощутить его. Пары менять Макаров почему-то перестал, но и "знакомство" не останавливал. Мне стало совершенно непонятно, что делать дальше. Руки-то ведь не могут двигаться сами по себе, каждое движение руки следует определенному мысленному приказу, но мысли иссякли, в результате чего я просто стал гладить Танины руки, утратив к ней прежнюю неприязнь и оставив лишь желание раскрыться. И в какой-то момент между нашими руками что-то произошло, как будто возникло какое-то единое поле, в пределах которого наши энергии стали смешиваться. Вскоре Макаров остановил нас, дав команду открыть глаза. Таня сказала, что ей хочется плакать, и мы обнялись.

Потом Макаров попросил высказаться всех желающих, если им есть, что сказать. Было довольно странно слышать то, что обо мне говорили другие, но самое необычное я услышал от Тани. Она рассказала, что во время нашего "знакомства" неожиданно открылся мой информационный канал, по которому она узнала все обо мне — кто я такой по жизни, какой мой знак гороскопа, планета и даже мысли. Она сказала, что это было настолько интимно, что она была вынуждена закрыть информационный канал насильно. Поскольку я еще не совсем отошел от таких "знакомств", мне не пришло в голову узнать у нее, какую именно информацию обо мне она получила, чтобы проверить ее истинность. Я был в таком состоянии, что это попросту не вызывало сомнений, хотя сейчас жалею, что мне не удалось ничего узнать наверняка.

С одной стороны, меня переполняла щемящая сердце нежность ко всем присутствующим, а с другой стороны, я понимал, что это — искусственный результат техники, который не имеет ничего общего с повседневной жизнью, потому что завтра я зайду в троллейбус и захочу убить какую-нибудь бабушку, которая загораживает мне проход.

У меня нет уверенности в том, какую пользу приносят подобные практики, но я знаю, какие они приносят результаты. На ментальном уровне я понял, что Фрейд ошибался, полагая, будто любое стремление человека к контакту есть проявление его эротического начала, потому что в действительности само эротическое начало является воплощением стремления к контакту, принцип которого может принимать какие угодно формы, от секса до Йоги.

Пару дней назад к нам на работу пришла группа практикантов из училища, и меня поставили над ними бригадиром. Мне 25 лет, им — по 16. В контакте с этими ребятами я понял, почему некоторые педагоги (слово "педагог", между прочим, дословно означает "ведущий ребенка") так любят свою работу. Я чувствовал себя вампиром, которого насильно кормят кровью. Эти дети представляли собой мощнейший источник энергии, от которого можно было пить и пить. Я почувствовал себя эмоционально омолодившимся (как говорят старые училки: "С детьми я молодею!"), и было в этом что-то неприятное. Энергия жизни, которая уходит впустую, переходит ко мне, чтобы точно так же уйти в никуда. Из этого я сделал вывод, что нужно тщательно выбирать как партнеров для контакта, так и способ контакта.

В то самое время, когда произошла моя встреча с Макаровым, я практиковал дыхание и ощущал избыток здоровья. При этом меня не покидало чувство ментального дискомфорта оттого, что я понятия не имею, на что это здоровье мне сдалось?!

Видимо, прежде чем вступать в контакт с различными силами, производящими спецэффекты на уровне тела и души, следует все-таки наладить связь с тем, что является источником всего этого великолепия. Но, конечно же, к тому, что традиция называет "заставой без ворот" или "страной без дорог", принцип контакта абсолютно неприменим.

© Сурат, 2003г.
наверх

Copyright © surat0 & taras 2002