на главную
Главная » Практика » Путь к Ясному Сознанию

Устранение негативных эмоций

1. Классификация типов проявлений конкретной НЭ помогает ее устранить.
2. НЭ часто проявляются в смешанном виде, поэтому нужно уметь опознавать их.
3. НЭ интерпретируется как моя собственность, что усложняет ее устранение.
4. НЭ интерпретируются как "справедливые" – это тоже препятствие.
5. В жизни практикующего человека НЭ растворяются, а ПЭ расслаиваются.
6. Прекращается "засыпание". Растет ясность. Появляются переживания.
7. Мы так долго травились НЭ, и переживания приходят не сразу. Большая пауза.
8. Безупречное устранение НЭ (т.е. менее чем за пол секунды) – важная цель.
9. Важно подробно записывать свои опыты.
10. Нет лучших или худших условий для практики.
11. Линия работы: анализ НЭ – долгий штурм – внимательность – привычка.
12. Метод выталкивания. "Сфера", непроницаемая для НЭ.
13. Позиция исследователя удобна для преодоления отождествления с НЭ.
14. Нужно совмещать устранение НЭ и рассеивание ложных концепций.
15. Фиксация чистого сознания.
16. Важно иметь устремленность, твердое намерение свободы и ясного сознания.
17. Прямой путь не нуждается в посредниках, он ведет прямо к цели.
18. И успех и неудача в практике важны, т.к. важно наличие постоянного усилия.


Рассмотрим пример устранения такой НЭ, как раздражение. Раздражение, недовольство – весьма удобные примеры НЭ, поскольку с одной стороны они проявляются достаточно часто, с другой стороны они вполне ясно выражены и хорошо заметны, и с третьей стороны они не столь фундаментальны и укоренены в нас, как, к примеру, ревность.

Врага легче разбивать по частям, поэтому каждое конкретное возникшее раздражение можно соотнести с категорией, но так или иначе, каждое возникшее раздражение необходимо немедленно уничтожить, устранить, растворить – какое слово кому нравится. Детали этого процесса желательно прочувствовать и описать самостоятельно.

Например, можно разбить все случаи возникновения раздражения на категории, отсортировав их по причине возникновения:
а) происходящее по причине неадекватного поведения других людей
б) происходящее по причине неадекватного поведения себя
в) происходящее по причине нежелательного стечения обстоятельств
г) происходящее по причине "неадекватного поведения" предметов, приборов и т.п.
д) словно беспричинное – состояние общей раздражительности "на весь мир".

Вряд ли стоит предполагать, что существует несколько видов раздражения, скорее всего раздражение – это единая эмоция, проявляющая себя как тот или иной вид в зависимости от того, какой "стороной" оно соприкасается с другими явлениями жизни и с какими именно явлениями. Это предположение тем более кажется достоверным, что оказывается не очень важным в точности описать все виды раздражения, и работа над теми видами, которые легко различимы, приводят к общему устранению раздражения во всех его проявлениях.

Эмоциональная вакансия, образовавшаяся после конкретного акта устранения раздражения, может быть оставлена пустой или может быть заменена позитивной эмоцией: а) решимостью довести дело до результата; б) уверенностью в том, что рано или поздно тихая радость придет и заполнит собой все.

Каждый вид выбранной к рассмотрению негативной эмоции может быть соотнесен с категорией и немедленно устранен. По мере получения опыта в этой практике соотнесение эмоции с категорией оказывается ненужным, поскольку это просто замедляет процесс ее устранения. Соотнесение акта проявления эмоции с ее категорией имеет в начале практики ту ценность, что для того, чтобы определить эту категорию и ее качественные отличия, мы вынуждены достаточно пристально "рассмотреть" эту эмоцию, и таким образом мы учимся сосредотачиваться на ней, учимся хорошо замечать ее в повседневной жизни, без чего невозможно устранение НЭ.

Необходимо производить рассмотрение любого душевного движения на протяжении всего дня с тем, чтобы выявить в нем возможное наличие элемента раздражения. Это необходимо, поскольку чувства редко бывают выражены в чистом виде – они в смешанном виде пронизывают все. Только пристальное просеивание чувства за чувством может выловить раздражение даже в самых малых примесях – даже когда оно не чувствуется явно. Задача работы – устранить раздражение окончательно, полностью, во всех ее проявлениях, поэтому нельзя позволить ему проскочить сквозь сито ни в чистом, ни в смешанном виде.

Негативная эмоция, как и почти любое другое проявление личности, ощущается как нечто "свое", как нечто, что жалко отвергнуть и уничтожить, потому что это проявление "меня". Происходит это потому, что любое проявление личности человек отождествляет с собой. В процессе устранения раздражения происходит разрыв отождествления себя с раздражением, и это имеет ценность, выходящую далеко за рамки данного конкретного эксперимента.

Почти любая негативная эмоция имеет качество "законности", "справедливости". То есть, испытывая раздражение, мы чувствуем, что оно "справедливо", что его возникновение "естественно".

В процессе работы по устранению НЭ начинается процесс естественной внутренней динамики эмоции. Таким образом, появляется вторая линия работы над НЭ. Она существенно отличается от первой линии, поскольку не является целенаправленной деятельностью, а протекает сама по себе вне связи с внешним сознанием, ответственным за целенаправленную деятельность, и ее переживание и рассмотрение имеет самодовлеющую ценность. Каждая эмоция под влиянием сосредоточения на нем внимания начинает себя как-то "вести". Одна начинает ослабевать и растворяться, другая – усиливаться, расслаиваться и углубляться. В соответствии с первым или вторым типом поведения мы можем условно назвать их "отрицательными" или "не имеющими собственной природы" и "положительными" или "имеющими собственную природу" чувствами. Раздражение, к примеру, оказывается отрицательным, поскольку в результате сосредоточения на нем начинается процесс его распада. Интересно, что "положительная" эмоция, определенная нами по ранее описанному критерию, оказывается положительной и по второму критерию. И то же с отрицательными эмоциями, которые совпадают с теми, которые мы определили как негативные. Положительные эмоции ведут себя двояко. Некоторые из них также рассеиваются – особенно, если они являются противоположностью НЭ – например пара "горечь потери – радость обладания". Другие начинают расслаиваться – в них выделяется шелуха и ядро. Шелуха опадает, а ядро углубляется, и в процессе этого углубления оно становится все менее и менее похоже на эмоцию, становясь ближе к тому, что я называю Переживанием (о Переживаниях подробнее в следующих главах). Особенно это касается таких эмоций, как беспричинная радость, нежность, восхищение, симпатия, чувство красоты и пр.

Процесс внимательного просеивания личных реакций с целью выделения и устранения всех проявлений раздражения (или другой выбранной для устранения НЭ) имеет и еще один побочный результат, имеющий самодовлеющую ценность: тщательный перебор эмоциональных состояний возможен в том случае, если я начинаю отдавать себе отчет во всем, что со мной происходит, и таким образом я не просто живу и что-то делаю и переживаю, но и отдаю себе отчет в том – что именно со мной происходит. Просто жить и делать что-то, полностью отождествившись с эмоцией, и жить так, чтобы при этом "отдавать себе отчет" в том – какая именно эмоция протекает – это огромная разница. Такое тщательное просеивание приводит к началу бурного процесса расслоения личных реакций, т.е. возникает общее творческое состояние – появляются захватывающие идеи, раскрываются неожиданные аспекты переживаний, возникает понимание тех или иных явлений, возникает ощущение глубины жизни – жизнь словно раздвигается и в нас вливается чувство особой полноты. Эта полнота дает нам чувство беспредельности мира, чувство особой внутренней опоры, когда я чувствую, что сам по себе являюсь источником жизни и во мне сосредоточена вся полнота жизни.

"Побочное" последствие уничтожения раздражения таким образом таково: испытывается реальный опыт сосредоточения внимания, испытываются удивительные свойства сосредоточения внимания:
а) Возникает чувство внутренней полноты и целостности – назовем это чувство "переживанием существования";
б) Возникает свойство расслаивать явления и вносить ясность, чувствовать привкус истины в этом – назовем это чувство "переживанием ясности";
в) Устранение раздражения приводит к возникновению "эмоциональной пустоты" на некоторое короткое время. Эта пустота либо заполняется намеренно выбранным фоном, или, когда это уже станет ненужным, пустота начинает заполняться особыми переживаниями, в первую очередь – переживанием особой "тихой радости", безмятежности, интенсивного покоя, света.

Не стоит ждать результатов мгновенно. Никакие переживания скорее всего не пробьются сквозь привычную плотную пелену облаков негативных состояний еще довольно долго. Надо быть готовым к длительной и отчаянной работе по устранению НЭ, но выбора нет – пока в тебе есть НЭ, никакой путь для тебя не откроется. Удобно ввести термин "большая пауза". Он означает следующее. В течении десятков лет мы культивировали в себе НЭ, механические концепции, механические желания. Такая тяжесть в один момент не сваливается с плеч. Требуется время для того, чтобы отравление постепенно прекратилось, поэтому даже тогда, когда будет завершена работа по достижению безупречного устранения НЭ, еще долгое время могут не приходить никакие переживания – пока не пройдет отравление. Большая пауза может быть довольно продолжительной – пол года, год.

Закончив с одной выбранной к устранению НЭ – у нас речь шла о раздражении – мы должны обратиться к следующим – к гневу, затем – к ревности, затем – к алчности и так далее и так далее в любой последовательности, если нет каких-то особых предпочтений, диктуемых интуицией. А потом мы должны предпринять окончательное усилие и решить вопрос в целом – взяться за безупречное устранение НЭ. Под безупречным устранением всех НЭ я понимаю такое устранение, которое совершается в течении полусекунды с момента ее возникновения. НЭ – это сильнейший яд, который успевает отравить быстрее, чем мы это заметим. Полсекунды - это тот период времени, за который возникшая НЭ должна быть устранена, и тогда она не успевает сильно отравить нас. И вот когда на протяжении всего дня все негативные эмоции устраняются в течении полусекунды, вот тогда это является безупречным устранением.

Очень важно вести записи о своих экспериментах по устранению НЭ. Необходимо просто срастись с блокнотом и ручкой, и отмечать каждую пришедшую НЭ, указывая – сколько она длилась. Имеет смысл выделить три возможных варианта: первый, когда НЭ устранена немедленно – в течении менее полусекунды, второй – когда НЭ успела просуществовать 3-5 секунд, прежде чем тебе удалось ее устранить. И третья – когда НЭ длилась более 5 секунд. Такая НЭ считается пропущенной и неустраненной. Старайся вести записи в течении всего дня о своей работе – это очень важно – фиксировать происходящее. С одной стороны это позволяет тебе получить реальную картину твоих НЭ – сколько их, какие они, какие менее успешно поддаются устранению, а какие более. С другой стороны это позволяет тебе видеть динамику твоей способности к устранению НЭ, что также очень важно в борьбе с рассудочным скептицизмом.

Нет таких обстоятельств, которые были бы мне помехой. Чем более ситуация мне "мешает", тем в большей степени в ней и могут проявиться НЭ, и стало быть я могу особенно интенсивно поупражняться в этом, и таким образом исчезает предпочтение и появляется особое чувство глубокого принятия обстоятельств. Вместо того, чтобы заниматься сизифовым трудом по изменению окружающего мира в соответствии со своими концепциями, мы теперь можем заниматься тем, что приносит реальные плоды – утверждением себя вне НЭ несмотря на то, что обстоятельства поворачиваются тем или иным образом. Обстоятельства при этом начинают переживаться не как слепое действие бесчисленных сил, но как нечто вполне живое и близкое.

Никогда нельзя сказать – какие условия лучшие или худшие для практики. Их попросту нет – "лучших" или "худших". Как только мы выходим за пределы наших концепций, слова "лучшее" и "худшее" просто теряют свой смысл и выпадают из лексикона. Если ты находишься в агрессивной среде, и сам настроен к ней антагонистично, то обычный человек побежит от этого прочь, или по крайней мере будет мечтать о том, чтобы освободиться от этого окружения. Человек, занимающийся практикой устранения НЭ, увидит в этом прекрасную возможность для того, чтобы натренировать безупречность в устранении НЭ. И для него это будут "лучшие" условия для практики, и покинет он это общество не ранее, чем достигнет поставленной задачи, и тогда это будет не бегство с последующими опасениями вновь оказаться в подобном окружении, вытекающими из этого НЭ и страхами, а это будет именно уход, поскольку здесь ему делать больше нечего. И в таком уходе будет переживание свободы и радости.

Если ты находишься в благоприятной среде, где все с тобой ласковы и все у тебя есть и по человеческим меркам "все хорошо", то обычный человек будет цепляться за это место и испытывать кучу НЭ в виде опасений оказаться вне его, а человек практики увидит, что в этом спокойствии есть большая опасность "заснуть", и он не успокоится, пока не найдет для себя возможность для тренировки своей безупречности. Что "лучше" для человека практики – агрессивная или спокойная среда? Это сказать невозможно. Все "лучше", потому что и там и там у него есть поле для работы – в первом случае прямая работа с НЭ, во втором – работа по поиску подходящей среды для работы, а кроме того работа по устранению отупения и засыпания в "благоприятной среде".

На примере раздражения я показал, как необходимо расправляться с атавистическими чувствами: вспомнил – от каких причин оно у меня могло возникать, потом вспомнил – какие явления сопутствуют протеканию и прекращению раздражения, а потом в процессе жизнедеятельности я наблюдал это раздражение и вписывал все новые элементы. Так постепенно описание устранения раздражения растягивалось, становилось все более подробным, деталь за деталью ложилась в текст, и если ты внимательно посмотришь, то увидишь, что там и дальше можно продолжать детализацию описания, если это необходимо. В некий момент начинаешь чувствовать, что все, достаточно, более детального описания уже не требуется – имеющегося вполне уже достаточно для того, чтобы ясно осознать полнейшую механистичность этой НЭ, ее чуждость, ощутить потребность всегда сидеть на хвосте раздражения и убирать его. Затем проводится штурм, когда в течении нескольких дней осуществляется тотальный контроль за всеми своими чувствами с целью выделения из них и устранения раздражения. В дальнейшем остается расслабиться и просто быть внимательным к тем моментам, когда раздражение пытается проявиться – убираешь его и снова о нем забываешь, поскольку уже сформирована привычка быть бдительным к проявлению раздражения, и это делает необязательным непрестанное напряженное внимание. В конце концов привычка начинает играть на нашем поле – в результате такого подхода мы просто формируем в себе привычку к устранению раздражения. Наверняка тебе знакомо это состояние позитивной привычки – скажем учишься ездить на велосипеде – чертовски трудно удержать равновесие, а научился – и не думаешь больше об этом. Так же и здесь.

Метод выталкивания. Я иду по улице, смотрю на проходящих мимо людей и вижу, что тот или иной человек погружен во что-то гнилое – это чувствуется по выражению лица, интонации, походке, жестах и вообще по всему. И тогда я словно подталкиваю себя внутренне к этому человеку – пытаюсь словно приблизиться к нему в его этом гнилостном состоянии – само ощущение его состояния души уже является степенью сближения, и тогда я чувствую, как меня словно пробку выталкивает из воды. И вот я иду и испытываю такие колебательные движения: подтолкнул себя к тому человеку – выбросило наружу. В результате я становлюсь словно по ту сторону вообще всей эмоциональной гнилости – без привязки к определенному типу эмоций. При этом мое внимание легкое, текучее. Приблизилось – оттолкнулось, парит дальше. Снова приблизилось, снова вытолкнуло его – снова парит. Таким образом я как бы нащупываю некую сферу, и когда пытаюсь проникнуть туда, то испытываю выталкивающий эффект. В результате таких колебаний я словно нахожу точку внутреннего равновесия за пределами атавистического эмоционального.

Интересно попробовать говорить и думать про себя в третьем лице. Вместо "я хочу" – "он хочет". Тогда легче стать в позицию исследователя. Одно дело, когда речь идет обо "мне" – тогда проще вовлечься, потерять контроль, отождествиться с эмоцией. И совсем другое дело, когда речь идет о "его" эмоциях. Еще одна разновидность – говорить о себе не "я", а "это место". "Я" или "он" – это так или иначе личность, а "это место" – это просто объект для исследования.

Отражение в зеркале – это ведь нечто реальное, правда? И тем не менее это всего лишь отражение, и тем не менее оно не становится менее реальным, просто его реальность имеет свою природу, отличную от природы реальности отражаемого объекта. Осознание того, что "я-сознание" являюсь излучением неразделимого, непостижимого, несуществующего, бескачественного, того, что выше сознания, делает нас истинным отражением, т.е. качества нашего личного сознания становятся текучими и наше сознание разворачивается и становится сияющей протяженной нитью между непостижимым и проявленным, тем самым осуществляя путь. Все эти слова останутся просто звонким пустопорожним бредом, если реальная работа по устранению НЭ и рассеиванию ложных концепций не будет проводиться. Пока что у нас не может быть такого осознания, о котором я написал – это невозможно, поскольку мы страшно омрачены, а осознание – это прямое восприятие. Мы будем иметь такое осознание не раньше, чем будем переживать это непосредственно – так же ясно, как я чувствую стол, за которым сижу. Но МЫСЛЬ о том, что дела могут обстоять именно так, может нам интуитивно нравиться, и может послужить хорошим помощником в деле разрыва отождествления со своими НЭ.

Прямое устранение НЭ очень полезно совмещать с тщательной работой над концепциями. Попеременная смена акцента в работе с устранения НЭ на рассмотрение концепций, порождающих интерпретации, приводящие к НЭ, создают оптимальный режим. Работа над концепциями крайне важна – без этого не удастся получить устойчивые результаты, поскольку именно наши ложные концепции являются источником механических, ложных интерпретаций, которые в свою очередь являются мощными, множественными и "скорострельными" очагами возникновения негативных эмоций – об этом написано в следующем разделе книги. Тем не менее нельзя упустить главное, и я не устану повторять это – мы должны объявить тотальную войну всем своим НЭ и вести ее до победного конца, не рассчитывая на то, что борьба будет легкой и скоротечной, не рассчитывая на помощь со стороны работы с концепциями и прочим. Без этого решительного объявления тотальной войны мы можем годами ходить вокруг да около.

Очень полезна практика, которую удобно назвать "фиксацией чистого сознания". В данном случае под фиксацией я имею в виду осознание нахождения себя за пределами НЭ. Если я своими усилиями добился устранения глупости в некоторой форме – скажем в форме раздражения, потом добился устранения пришедшего после раздражения сомнения в своей способности победить, а потом добился устранения в пришедшей после этого мнительности, и т.д., то я обнаруживаю себя рано или поздно в состоянии чистого неба – поток глупостей прекратился, и на некоторое время я пребываю в состоянии чистого сознания, незамутненного глупостями. В этот момент я могу расслабиться, испытать чувство довольства, и отвлечься. В момент отвлечения обыденность медленно, обходными путями, наступает, поэтому чувство довольства я выбираю также устранять. Довольство и недовольство оказываются равно губительными и неприятными для меня.

Чтобы не случалось такого накатывания обыденности, необходимо провести заключительную практику в очищении себя от глупостей. В момент незамутненного состояния сознания необходимо осознавать, что сейчас я вне глупостей. Можно произносить про себя или вслух эту мысль: "Сейчас я не испытываю НЭ и переживаю чистое сознание", можно обходиться без слов, просто сосредотачиваясь на осознании этого явления. Удобна такая модель: в результате устранения глупостей мы освобождаем себя из под их влияния и подпадаем под влияние внутренних потоков сознания, которые увлекают наше осознание в сторону от обыденности, и это положение неустойчиво не потому, что оно неустойчиво принципиально, а в силу того, что нет привычки находиться там. Практика фиксации позволяет совершать словно микродвижения осознания вокруг этой точки, при этом ищется точка устойчивости. Словно в песке совершаются движения и образуется ямка, в которой положение устойчиво.

Фиксация позволяет достичь большей устойчивости в позиции вне НЭ и подставить себя под влияние сил, увлекающих осознание дальше.

Давайте теперь вернемся несколько назад и посмотрим на пройденный путь и попытаемся взглянуть на него с новой позиции – с позиции устойчивого ясного сознания.

Итак, было пережито некое решительное стремление к свободе, ясности сознания, в результате которого было осознание направления движения – устранение НЭ и рассеивание ложных концепций, после чего были найдены силы для проведения этой деятельности. Теперь, если мы внимательно всмотримся в этот процесс, то можно почувствовать, что во всем этом есть, скажем так, главное и неглавное. Есть определяющее, а есть последующее. Определяющим является сам настрой, само намерение, сама отчаянная потребность в ощущении себя свободным, а все последующее является лишь способом привязать свое внимание к этому намерению, и таким образом установить связь между внешним сознанием и внутренним сознанием, и тогда начинает протекать нечто, что мы называем процессом изменения, или сдвига, или еще как угодно. Один человек почувствует, что именно устранение НЭ – это его путь, а другой человек почувствует, к примеру, что повторение какого-то звука является способом к освобождению, третий будет повторять какое-то имя Бога и сосредотачиваться на преданности ему, четвертый будет находиться в какой-то позе и т.п., и каждый не одинаково быстро и эффективно, но рано или поздно достигнет ясного сознания, и тут не столько форма имеет значение, сколько степень стремления, степень переживания своей потребности быть свободным. Другое дело, что "рано или поздно" – это конечно хорошо, но важно, чтобы это было не слишком поздно, ведь жизнь коротка.

Таким образом прямой путь – лишь один из многих других возможных отражений потребности в свободе. Без этой потребности не будет столь ясного и стремительного продвижения вперед, и тем не менее практика устранения НЭ приведет к результату даже в том случае, если проводится без должного осознания. Представьте себе человека в темной комнате, который ничего не видит вокруг. Если ему сказать, в каком направлении находится дверь, и он пойдет туда, то независимо от того – верит он или не верит в эту дверь, видит или не видит ее – когда он сделает несколько шагов в указанном направлении, то подойдет к двери и, таким образом, выйдет на свободу. Но просто так за здорово живешь никто не будет заниматься столь непростым делом, так что нужно чувствовать радость при мысли о том, чтобы пройти по этому пути, чтобы найти достаточно желания и мужества, чтобы пройти по нему.

Таким образом имеет большое значение – есть ли в нас интуитивное ощущение верности данного направления движения. Если оно есть, тогда та форма, в которой реализовалось наше стремление, не станет нас держать в своем плену и станет тем, чем она и должна быть – формой проявления нашего стремления, а не процессом ради самого процесса. В результате такого осознания "центр тяжести внимания" сместится от внешних атрибутов практики к переживанию устремлению – т.е. к потребности к свободе, или к чувству внутреннего вопроса – как угодно можно назвать это состояние. Тогда мы станем свидетелями возникновения понимания, и того, как из понимания вырастет модель, описывающая мое состояние в данный момент, и как появится желание проведения деятельности в соответствии с данной моделью, и как изменится восприятие в результате такой деятельности, а потом мы обернемся назад и увидим, что вся эта цепочка является неким выбросом внутреннего осознания, неким протуберанцем, который будучи выброшен, возвращается назад к своему истоку и растворяется в нем без остатка. Кажется, что вся наша жизнь именно такова, само личное осознание имеет такое же происхождение: это протуберанец, выброшенный изначальным недифференцированным сознанием – он исторгается, проходит этапы от темноты отделенности до света приобщенности, и затем возвращается к своему истоку и растворяется в нем.

Надеюсь, вы не увлечетесь этой лирикой, а сосредоточитесь на практике.

Тот путь, который я описываю здесь – я называю его прямым путем, поскольку он ведет к просветлению без каких-либо посредников, без того, чтобы влиять на что-то посредством чего-то. Если я чувствую, что НЭ мне не нужны, то я не ищу позы, в которой эти НЭ проявлялись бы меньше, не начинаю как-то дышать по особенному и вообще не ищу никаких средств, которые повлияли бы на НЭ, а я прямо беру быка за рога – я не желаю испытывать НЭ и я создаю усилия, направленные именно на это – на устранение НЭ. Если меня не устраивает то, что мной руководят ложные концепции, то я просто разоблачаю эту ложь, и не ищу оправданий и опоры на авторитеты. Это прямой путь, он требует больших усилий, но к результату приводит очень быстро.

Еще раз скажу о успехах и поражениях. Сотни раз, пытаясь добиться устранения той или иной глупости, или стараясь проводить какую-либо другую практику, продиктованную интуицией или доверием к учителю, мы сталкиваемся с тем, что можно назвать "поражением": вновь и вновь глупость проявляется во мне. Если я убрал раздражение сейчас, то когда через 5 минут оно появится снова, то я могу испытать чувство "поражения". Для того, чтобы избавиться от этого груза, для начала можно ограничить во времени свой эксперимент. Сказать себе: в ближайшие 15 минут я буду убирать все приходящее раздражение независимо ни от чего. И когда 15 минут прошли, то я расслабляюсь и понимаю – успех достигнут в определенном мною промежутке времени, и когда на 16-й минуте меня охватывает раздражение, все равно результат победы в предыдущей 15-минутке уже не изменить. Этот способ эффективен и позволяет сосредоточиться именно на самой работе, а не на переживании ее успехов или неуспехов.

В дальнейшем имеет смысл более прямо подойти к вопросу переживания пораженческих или упадочнических эмоций – их надо просто убрать, запретить им проявляться, то есть провести над ними самими ту работу, которая проводится над всеми остальными нежелательными эмоциями. После того, как переживание упадка и поражения подвергнуто процедуре устранения, сознание становится достаточно чистым, чтобы решить вопрос о своей зависимости от побед и поражений окончательно. Как я уже говорил, не сама форма деятельности имеет значение, а стремление к любви или свободе, которая порождает влечение к некоторой подходящей форме деятельности, а затем позволяет проявиться желанию, необходимому для осуществления этой деятельности. Именно напряженность этой потребности имеет значение. То же справедливо и в отношении проблемы успех-поражение. Необходимо увидеть, что не существует ни успехов, ни поражений. Многократные усилия приводят к результату даже в том случае, если они чуть ли не сплошь состояли из "неудач". И в один прекрасный момент я вдруг обнаруживаю, что у меня начинает получаться! Сыграл свою роль фактор упорного приложения усилий.

Негативная эмоция еще долго будет появляться – это как затухающая волна, но с некоторого момента моя практика идет все успешнее и успешнее. Не успехи и неуспехи имеют значение, а то стремление, переживание которого и выражалось в виде реальной практики, реальных попыток. 1000 неуспехов в попытке убрать раздражение не являются неуспехами, ведь если было испытано поражение в попытке убрать раздражение, то значит и попытка эта сама по себе была, а раз была попытка, значит было желание ее совершить, а раз было желание, значит была и причина, вызвавшая это желание, и эта причина – стремление к свободе или счастью или к любви или как угодно это назовем, но не меняется суть – было стремление, и это главное. Стало быть – если я потерпел поражение, это означает, что я одержал победу, поскольку я переживал какое-то время потребность к просветлению сознания, а именно это является главным, именно это оказывает наиболее глубокое влияние на меня. И успех не имеет значения, потому что успех сменится неуспехом - это вопрос момента, вопрос соотношения сил в данный момент, но значение имеет опять же то, что раз был успех, то было и стремление. Таким образом и успех и неуспех в равной степени являются пусть минимальным, но успехом, поскольку в эти моменты проявлялась наша глубинная потребность к ясному сознанию.

Осознав все это, мы не станем так уж болезненно привязываться к сиюминутным результатам наших усилий. Мы не будем, конечно, "безразличны" в смысле "а мне все это по барабану", а "без-различны", то есть "не переживающие различия между одним явлением и другим явлением". Переживание того и другого станут одинаково торжественным, радостным. Так закладывается основа понимания того, что не только важны сиюминутные результаты, но и искренние усилия, и даже не только усилия, а еще и стремление к свободе, к ясности, к переживаниям света.

Назад Вперед
наверх

  Copyright © surat0 & taras 2002