на главную
Главная » Джнана-классика » Линь-Цзи лу

Придирчивые испытания1

§ 91

Когда Хуан-бо вошел на кухню, он спросил повара:

— Что ты делаешь?

Повар отвечал:

— Очищаю рис для монахов.

Хуан-бо спросил:

— Сколько же они съедают за день?

— Два даня, пять [доу].

Хуан-бо сказал:

— Не слишком ли много?

Повар отвечал:

— Напротив, боюсь, что мало.

Тогда Хуан-бо побил его.

Потом повар доложил об этом Наставнику.

Наставник сказал:

— Ради тебя я испытаю этого старца.

Как только Линь-цзи прибыл служить к Хуан-бо, Хуан-бо напомнил ему прежний разговор.

Наставник сказал:

— Повар был не в состоянии ответить. Прошу вас, преподобный, скажите вместо него поворотное слово2.

И при этом Наставник спросил:

— Не слишком ли много?

Хуан-бо спросил:

— Почему же ты не говоришь: «Завтра мы получим еще порцию»?

Наставник сказал:

— О каком «завтра» вы говорите? Вот сегодня и получите!3 Сказал и дал пощечину.

Хуан-бо сказал:

— Этот помешанный снова явился сюда подергать усы тигра4.

Наставник произнес кхэ и ушел прочь.

Примечания

1 Придирчивые испытания (кань бянь). — Название одного из разделов «Линь-цзи лу», представляет собой термин чаньской техники: при встрече монахи задают друг другу вопросы, которые должны выявить степень понимания сути чань. «Линь-цзи лу» — первое произведение в истории чаньской литературы, куда включены подобные диалоги.

2 Поворотное слово (чжуань юй) — термин чаньской техники; имеется в виду слово или фраза, содержащие глубокий смысл, способные раскрыть степень прозрения говорящего и «перевернуть» сознание слушающего в критический для его психики момент.

3 Получите! (Чи!). — Игра слов: иероглиф чи имеет два значения: «есть» — в первом случае и «подвергаться [чему-либо]» — во втором.

4 Подергать усы тигра (Ло ху сюй). — Старое изречение, смысл которого заключается в восхищении тем, кто совершает подвиг, связанный с серьезными опасностями, или же просто с честью выходит из трудной ситуации.

§ 92

Впоследствии Гуй-шань1 спросил у Ян-шаня2:

— Как ты оцениваешь этих двух Почитаемых?

Ян-шань отвечал:

— Вы, почтенный, как считаете?

Гуй-шань ответил:

— Лишь взрастив сына, познаешь отцовскую любовь!

Ян-шань сказал:

— Совсем нет.

Гуй-шань спросил:

— А вы как думаете?

Ян-шань ответил:

— Очень похоже на то, что разрушают дом, заманив вора3.

Примечания

1 Гуй-шань. — Имеется в виду Лин-ю (771—853) из обл. Гуйшань (совр. пров. Хунань); считался духовным «дядей» Линь-цзи, т. к. был последователем ученика Хуан-бо.

2 Ян-шань. — Имеется в виду Хуэй-цзи (807—883) из местности Яншань, ученик и последователь Гуйшаньского Лин-ю. Школа, созданная учителем и учеником, получила название Гуйян. Очевидно, школа была достаточно значима: об этом говорит то, что, хотя она располагалась довольно далеко от местопребывания Линь-цзи, он включил в свои проповеди эти диалоги.

3 Разрушают дом, заманив вора (гоу цзэй по цзя). — Здесь имеется в виду ситуация, когда Хуан-бо получил пощечину от Линь-цзи при ответе на вопрос, ранее заданный повару (§ 91). При этом Хуан-бо сравнивается с домовладельцем, который сам пригласил к себе в дом разбойника. Однако такое «разрушение дома» оценивается положительно, так как «бунт» ученика свидетельствует о его независимости от Учителя.

§ 931

Наставник спросил монаха:

— Откуда ты пришел?

Монах произнес кхэ.

Наставник приветствовал его и пригласил сесть. Монах колебался. Наставник тут же ударил его.

Наставник увидел, что пришел еще монах, и поднял свою мухогонку. Монах поклонился. Тогда Наставник ударил его.

Наставник увидел, что снова пришел монах и снова поднял свою мухогонку. Монах не обратил на это никакого внимания.

Наставник ударил и его.

Примечания

1 Здесь представлены три возможных допущения при приеме Наставником ученика: 1) Наставник ведет себя подобно ученику; ученик, удивленный таким «унижением» Наставника, проявляет колебание, за что оказывается битым; 2) ученик предстает перед Наставником покорным и удостаивается уважения (подъем мухогонки), но затем ученик кланяется и оказывается битым; 3) ученик проявляет непочтительность и в этом случае тоже удостаивается палки. Таким образом, между учеником и Учителем происходит своего рода игра в «снижение—подъем».

§ 94

Однажды, направляясь вместе с Пу-хуа1 в дом к покровителю на трапезу, Наставник спросил:

— Волос проглотил огромное море2.

Зернышко горчицы вместило гору Сумеру3.

Является ли это чудодейственным проявлением сил или же это изначальная субстанция как она есть?

Пу-хуа вскочил и опрокинул обеденную скамью.

Наставник воскликнул:

— Какой грубый!

Пу-хуа возразил:

— Что за место здесь, чтобы говорить о грубом или тонком?4

Примечания

1 Пу-хуа — последователь Ма-цзу в третьем поколении. Сведения о его жизни крайне скудны; известно только, что он отличался эксцентрическим поведением.

2 «Волос проглотил огромное море» (Мао тунь цзюй хай). — Выражение из «Аватамсака-сутры», воплощающее идею взаимосвязи и взаимопроникновения бесконечно большого и бесконечно малого.

3 Сумеру (сюйми) — по буддийским представлениям, центральная гора Земли.

4 Говорить о грубом или тонком (шо цу шо си). — Адепты чань считали, что они находятся за пределами дифференциации хорошего и дурного.

§ 95

На следующий день Наставник и Пу-хуа снова отправились на трапезу.

[Наставник] спросил:

— Как сегодняшнее угощение по сравнению со вчерашним?

Пу-хуа, как и в прошлый раз, опрокинул обеденную скамью.

Наставник сказал:

— Годится! Но это слишком грубо!

Пу-хуа возразил:

— Слепец! Причем «грубый и тонкий» к Дхарме Будды! Тогда Наставник высунул язык1.

Примечания

1 Высунул язык (ту шэ) — способ выражения удивления или страха.

§ 96

Однажды Наставник и двое старейшин — Хэ-ян и Му-та1 — сидели у курильницы в Зале сангхи. Тут Наставник сказал:

— Пу-хуа ежедневно бродит по улицам и дурачится. Кто знает, простофиля он или мудрец?

Не успел Наставник договорить, как вошел Пу-хуа.

Тогда Наставник спросил:

— Ты простофиля или мудрец?

Пу-хуа ответил:

— Это ты скажи, простофиля я или мудрец.

Наставник произнес кхэ.

Указывая на них пальцем, Пу-хуа сказал:

— Хэ-ян — это молодая жена, Му-та — чаньская бабушка, а Линь-цзи — молодой слуга, однако он владеет глазом2.

Наставник сказал:

— Это — вор!

Пу-хуа закричал:

— Вор, вор! — и ушел.

Примечания

1 Хэ-ян, Му-та. — О них нет сведений. Можно предположить, что Хэ-ян — это прозвище по названию какого-то места в пров. Хэнань; Му-та («деревянная пагода») — прозвище, указывающее на местопребывание.

2 Владеет глазом (цзюй ичжи янь). — Нам неясно, имеется ли здесь в виду «истинный глаз», которым обладает лишь настоящий приверженец Дао, или же Пу-хуа иронизирует и употребляет слово янь «глаз» в значении органа зрения, который есть у любого человека (Демьевиль, например, видит в словах Пу-хуа иронию. См.: Entretiend de Lin Tsi. P. 180).

§ 97

Однажды Пу-хуа ел сырые овощи в Зале сангхи.

Наставник сказал:

— Ты очень похож на осла!

Тогда Пу-хуа закричал по-ослиному.

Наставник сказал:

— Это — разбойник!

Пу-хуа закричал:

— Разбойник, разбойник! — и ушел.

§ 98

Лу-хуа постоянно ходил по улицам, звонил в маленький колокольчик, возвещая:

— [Тому, кто] идет, как свет, я ударяю, как свет.

[Тому, кто] идет, как тьма, я ударяю, как тьма.

[Тому, кто] идет с четырех сторон и восьми направлений, я ударяю, как ураган.

[Тому, кто] выходит из пустого пространства, я бью [в колокольчик], как «молотилка» (?)1

Наставник послал своего помощника, чтобы тот, как только услышит, что [Пу-хуа] говорит такое, схватил бы его и спросил:

— А если таким образом совсем никто не выйдет, что тогда?

Пу-хуа оттолкнул того и сказал:

— Завтра в монастыре Великое сострадание будет трапеза. Помощник вернулся и все рассказал Наставнику. Наставник сказал:

— Я всегда с подозрением относился к этому молодцу.

Примечания

1 Смысл и символика этих строк остаются неясными, или «загадочными», как называет их Демьевиль (см.: Entretiens de Lin Tsi. P. 181). По мнению Янагиды, здесь имеется в виду эпизод из жизни Пу-хуа, известный из других источников (см.: Yanagida, 1961. С. 173). Мало что проясняет и отмеченная в комментарии Сасаки соотнесенность «света» и «тьмы» с «тождеством» и «различием» в современном японском Дзэн-буддизме (см.: The Recorded Sayings... P. 83). Под «молотилкой» (ляньцзя) имеется в виду приспособление, состоящее из пучка прутьев и длинной рукоятки.

§ 99

Некий достопочтенный монах посетил Наставника. Не успев еще проявить принятой вежливости, он спросил:

— Что будет правильным — поклониться или не поклониться?

Наставник произнес кхэ.

Тогда достопочтенный монах поклонился.

Наставник сказал:

— Хорош же ты, степной разбойник!

Достопочтенный монах завопил:

— Разбойник, разбойник! — и ушел.

Наставник сказал:

— Лучше было и не говорить, и ничего не делать.

§ 100

Когда главный служитель стал прислуживать [Наставнику], Наставник спросил:

— Была допущена ошибка или нет?

Главный сказал:

— Была.

Наставник спросил:

— С чьей стороны была допущена ошибка — со стороны гостя или хозяина?

Главный отвечал:

— С обеих сторон.

Наставник спросил:

— В чем заключалась ошибка?

Главный тут же вышел. Наставник сказал:

— Лучше было и не говорить, и ничего не делать.

Потом какой-то монах рассказал об этом Нань-цюаню1.

Нань-цюань сказал:

— Казенные лошади топчут одна другую2.

Примечания

1 Нань-цюань. — Личность Нань-цюаня точно не установлена. Возможно, это некий Пу-юань (748—835), живший в горах Наньцюаньшань. Демьевиль, однако, склонен полагать, что под этим именем выступает живший в тех же горах, но позднее, последователь Линь-цзи (см.: Entretiens de Lin Tsi. P. 184).

2 Казенные лошади топчут одна другую (Гуань ма сян та). — Нань-цюань, вероятно, имеет в виду словесную перепалку между двумя высокого ранга Наставниками (Линь-цзи и главный служитель). Сравнение с казенными лошадьми, как можно предполагать, вызвано тем, что во времена Линь-цзи была чрезвычайно широко развита система государственных конюшен.

§ 101

Однажды Наставник зашел в военный лагерь, чтобы принять участие в трапезе. В воротах он увидел штабного чиновника. Наставник спросил, указывая на столб под открытым небом1:

— Это профан или мудрец?

Чиновник ничего не ответил. Наставник постучал по столбу и сказал:

— Случись даже, что ты мог бы говорить, все равно ты всего лишь деревянный кол. — И он вошел [в лагерь].

Примечания

1 Столб под открытым небом (лу чжу). — Во времена Линь-цзи у ворот часто устанавливались столбы, которым нечего было поддерживать, поэтому они были совершенно лишены смысла.

§ 102

Наставник спросил настоятеля монастыря:

— Откуда прибыл?

Настоятель отвечал:

— Прибыл из округа, куда ездил продавать желтое просо.

Наставник спросил:

— Все удалось продать?

Настоятель ответил:

— Все удалось продать.

Тогда Наставник изобразил перед собой с помощью палки линию:

— Не смог бы ты продать еще и это?

Настоятель произнес кхэ.

Тогда Наставник ударил его1.

Примечания

1 Смысловая направленность диалога Линь-цзи с настоятелем содержит два момента: 1) подчеркнуть идентичность единичного и совокупности (ирония в вопросе, «все» ли удалось продать); 2) подчеркнуть одинаковую значимость всего что угодно (на примере оппозиции «зерно—начерченная линия»).

§ 103

Вошел [монах]-управляющий1. Наставник передал ему происходивший перед этим разговор. [Монах]-управляющий сказал:

— Настоятель не понял вашего, почтеннейший, намерения.

Наставник спросил:

— А как обстоит [на этот счет] дело с тобой?

Тут [монах]-управляющий поклонился.

Тогда Наставник ударил его.

Примечания

1 Управляющий (дяньцзо) — монах, входивший в монастырскую «администрацию»; его обязанности заключались в приобретении и хранении продуктов питания, он был также ответствен за утварь монастырской кухни.

§ 104

Когда главный проповедник пришел повидаться [с Линь-цзи], Наставник спросил: — Какие сутры и шастры ты толкуешь?

Главный проповедник ответил:

— Я своими бесплодными [усилиями] грубо штудировал «Бай фа лунь»1.

Наставник спросил:

— Если один человек разобрался в двенадцати разделах учения Трех Колесниц, а другой человек не разобрался в двенадцати разделах учения Трех Колесниц, то одинаковы или различны [эти двое]?

Главный проповедник ответил:

— Для того, который разобрался, они одинаковы, для того же, который не разобрался, они различны.

Примечания

1 «Бай фа лунь» — основной трактат гносеологической школы Фасян, или Вэйши. Автор трактата — Васубандху (Ши Цинь), на китайский язык трактат перевел Сюаньцзан.

§ 105

Лэ-пу1, служивший помощником Наставника, стоя позади него, сказал:

— Главный проповедник, разве здесь место говорить о сходстве и различии?

Наставник обернулся и спросил помощника:

— А что ты думаешь по этому поводу? Помощник произнес кхэ.

После того как Наставник вернулся, проводив главного проповедника, он немедленно спросил помощника:

— Это ты мне только что сказал кхэ?

Помощник ответил:

— Да.

Тогда Наставник ударил его.

Примечания

1 Лэ-пу — некий Юань-ань (834—898). Прозвище свое получил по названию гор (Лэпушань в пров. Хунань), где он обосновался уже после того, как служил помощником у Линь-цзи.

§ 106

Наставник услышал, как поучал Дэ-шань второй1:

— И тот, кто может сказать, получает тридцать палок; и тот, кто не может сказать, тоже получает тридцать палок.

Наставник велел Лэ-пу пойти спросить:

— Почему получает тридцать палок тот, кто может сказать? И подожди, пока он тебя ударит, тогда выхвати [у не-го] палку и поддай [ему]2 да посмотри, как он будет реагировать.

[Лэ]-пу пришел туда и спросил, как было велено. Дэ-шань побил его.

[Лэ]-пу выхватил у него палку и поддал ему.

Дэ-шань вернулся к себе в обитель.

[Лэ]-пу возвратился и доложил обо всем Наставнику.

Наставник сказал:

— Я с давних пор с подозрением относился к этому молодцу. А ты-то понимаешь Дэ-шаня?

[Лэ]-пу заколебался. Наставник ударил его.

Примечания

1 Дэ-шань второй (ди эрдай Дэ-шань, вернее было бы — «Дэ-шань второго поколения») — так прозвали некоего Сюань-цзяня (782—865), проживавшего в горах Дэшань, современника Линь-цзи и его соперника на юге. «Вторым» его называли потому, что «первым» считался основатель общины в горах Дэшань некий Цзун-инь (709—798). Дэ-шань второй был известен своим «умением» пользоваться палкой: палка Дэ-шаня часто упоминается вместе с линьцзиевым выкриком кхэ.

2 Поддай ему (сун исун). — В словарях не зафиксировано такое значение глагола сун «посылать», однако оно с совершенной очевидностью вытекает из контекста (см. также § 127); вероятно, это один из танских вульгаризмов.

§ 107

Однажды Ван чанши навестил Наставника. Когда он оказался с Наставником перед Залом сангхи, он спросил:

— Монахи этого Зала читают сутры?

Наставник отвечал:

— Они не читают сутр.

Чанши спросил:

— Тогда они, [вероятно], занимаются медитацией?

Наставник отвечал:

— Они не занимаются медитацией.

Чанши сказал:

— И сутр они не читают, и медитацией они не занимаются. Что же они в конце концов делают?

Наставник отвечал:

— Ничего кроме того, что обучаются быть Буддами и Патриархами.

Чанши сказал:

— Золотые опилки хоть и драгоценны, но, попав в глаз, становятся бельмом1. Что ты об этом думаешь?

Наставник отвечал:

— А я-то считал тебя простачком!

Примечания

1 Золотые опилки хоть и драгоценны, но, попав в глаз, становятся бельмом (Цзинь се суй гуй ло янь чэн и). — Широко распространенное во времена Линь-цзи изречение. Смысл его в том, что устное произнесение чаньских текстов и упражнений очень ценно (как золото), но будучи прочитаны по книге («попав в глаза»), они становятся помехой для постижения истины (как «бельмо»).

§ 108

Наставник спросил Син-шаня:1

— Что означают «земля под открытым небом и белый бык»?2

Шань отвечал:

— Хун-хун3.

Наставник спросил:

— Ты немой, что ли?

[Син]-шань спросил:

— А вы, почтеннейший, что об этом думаете?

Наставник отвечал:

— Такая скотина!

Примечания

1 Син-шань — некий Цзянь-хун, живший в горах Синшань (окрестности совр. Пекина).

2 Земля под открытым небом и белый бык (лу ди бай ню) — намек на притчу о горящем доме из «Лотосовой сутры», рассказывающую, как некий хозяин с помощью разных посулов выводит своих детей из объятого пламенем дома. Дети усаживаются на голую землю («земля под открытым небом» символизирует спасение от огня или освобождение) и ждут повозку, запряженную белым быком (последний символизирует Большую Колесницу).

3 Хун-хун — звукоподражание невнятному ответу, что-то вроде нашего «му».

§ 109

Наставник спросил Лэ-пу:

— Издавна одни люди прибегали к палке, а другие к [возгласу] кхэ. Которые же ближе [к истине]?

[Лэ]-пу отвечал:

Ни одни, ни другие не стали ближе [к истине].

Наставник спросил:

— А как, по-твоему, стать ближе?

[Лэ]-пу произнес кхэ. Тогда Наставник ударил его.

§ 110

Наставник, видя, что подходит монах, простер к нему руки. Монах ничего не сказал.

Наставник спросил:

— Тебе понятно?

Монах отвечал:

— Нет, не понятно.

Наставник сказал:

— Хунь-лунь непробиваем. Даю тебе две медные монеты1.

Примечания

1 Хунь-лунь непробиваем. Даю тебе две медные монеты (Хунь-лунь бо букай юй жу лян вэнь цянь). -Выражение трактуется неоднозначно. Хунь-лунь — это и название горной цепи на крайнем западе Китая, и обозначение неорганизованного хаоса. «Непробиваемым» может быть и то и другое. «Две медные монеты» Наставник мог дать бестолковому монаху, чтобы тот шел себе дальше. Демьевиль же считает, что две руки, простертые к монаху, и две монеты — это намек на дуализм.

§ 111

Да-цзюе1 пришел навестить [Линь-цзи]. Наставник поднял свою мухогонку. Да-цзюе разостлал свою подстилку2. Наставник бросил свою мухогонку. Да-цзюе собрал свою подстилку и вошел в Зал сангхи.

Все монахи сказали:

— Не земляком ли приходится Наставнику этот монах: он не поклонился и при этом не удостоился палки?

Услышав такое, Наставник послал за [Да]-цзюе. Когда [Да]-цзюе вышел, Наставник сказал:

— Все говорят, что ты еще не приветствовал Почтенного.

— Как поживаете? — спросил [Да]-цзюе и присоединился к монахам.

Примечания

1 Да-цзюе. — Прозвище свое («Великое просветление») он получил по названию монастыря, в котором находился. Про Да-цзюе известно, что он был учеником либо Хуан-бо, либо Линь-цзи.

2 Разостлал свою подстилку (Шоу цзоцзюй). — Подстилку расстилали, чтобы приветствовать старшего по положению; такую подстилку или коврик монах всегда имел при себе, используя ее также для сидения и сна.

§ 112

Странствуя, Чжао-чжоу1 навестил Наставника. Встреча произошла, когда Наставник мыл ноги.

[Чжао]-чжоу тогда спросил:

— В чем смысл того, что Патриарх пришел с Запада?

Наставник отвечал:

— Получилось так, что я как раз сейчас мою ноги.

[Чжао]-чжоу подошел ближе и навострил уши.

Наставник сказал:

— Вот хочу выплеснуть еще один ушат грязной воды.

Тут [Чжао]-чжоу ушел.

Примечания

1 Чжао-чжоу — настоятель храма Гуань-инь в области Чжаочжоу пров. Хэбэй. Воспринял Дхарму Ма-цзу в третьем поколении. Чжао — один из наиболее знаменитых современников Линь-цзи.

§ 113

Некий старейшина общины Дин1, придя навестить [Линь-цзи], спросил:

— В чем состоит основной смысл Дхармы Будды?

Наставник спустился со своего веревочного сиденья2, схватил [Дина], шлепнул его, а потом отшвырнул.

Дин долго стоял [в ожидании]. Рядом находившийся монах спросил:

— Старейшина Дин, почему ты не кланяешься?

Только тогда Дин поклонился и вдруг испытал великое озарение.

Примечания

1 Старейшина общины Дин (дин шанцзо). — Кроме того, что Дин был учеником Линь-цзи, больше никаких сведений о нем нет.

2 Веревочное сиденье (шэн чуан). — Имеется в виду стул. Стулья с веревочными сиденьями пришли в Китай из Индии. Во времена Линь-цзи уже сидели свесив ноги, а не по-турецки.

§ 114

Ма-юй, придя навестить [Линь-цзи], разостлал подстилку и спросил:

— Который из двенадцати ликов Гуань-инь является истинным?

Спустившись с веревочного сиденья, Наставник одной рукой схватил подстилку, а другой стащил с нее Ма-юя и спросил:

— Куда ушла двенадцатиликая Гуань-инь?

Ма-юй увернулся, пытаясь занять веревочное сиденье.

Наставник потрогал свою палку, намереваясь ударить [Ма-юя]. Ма-юй отобрал ее и, сцепившись друг с другом, они вошли в обитель старейшины.

§ 1151

Наставник спросил монаха:

— Иногда [возглас] кхэ подобен драгоценному мечу Алмазного правителя2; иногда кхэ подобен златошерстому льву на корточках3, [поджидающему добычу]; иногда кхэ подобен удочке для ловли [рыбы] среди трав и [водорослей] 4; иногда кхэ функционирует не как кхэ5. Как ты это понимаешь?

Монах колебался.

Наставник произнес кхэ.

Примечания

1 Параграф посвящен четырем линьцзиевым кхэ.

2 Кхэ подобен драгоценному мечу Алмазного правителя (кхэ жу цзиньган ван бао цзянь). — Такое кхэ твердостью своей способно разрушить, разрубить все пути.

3 Кхэ подобен златошерстому льву на корточках (кхэ жу цзюй ди цзинь мао шицза). — В этом случае возглас кхэ выражает силу и власть, внушающие благоговение и страх; это «коварное», с затаенным замыслом, провоцирующее кхэ.

4 Кхэ подобен удочке для ловли [рыбы] среди трав (кхэ жу тань гань ин цао). — Это распознавательное, испытательное кхэ, цель которого повести ученика за собой.

5 Кхэ функционирует не как «кхэ» (кхэ буцзо и кхэ юн). — Очевидно, это «вершина» действенности возгласа, когда как бы преодолен дуализм.

§ 116

Наставник спросил монахиню:

— Благополучно добралась или неблагополучно?1

Монахиня произнесла кхэ.

Наставник потрогал палку и сказал:

— Продолжай говорить, продолжай говорить!

Монахиня снова произнесла кхэ.

Тогда Наставник ударил ее.

Примечания

1 Благополучно добралась или неблагополучно? (Шань лай э лай?). — Первой частью вопроса Будда приветствовал приходивших к нему монахов и монахинь. Добавив вторую часть, Линь-цзи создал перед монахиней дуалистическую ситуацию. Кхэ в ее ответе показывает, что она не различает хорошего и плохого. Поэтому Наставник берется за палку, но не ударяет, ожидая, что монахиня выхватит у него палку и ударит за его вопрос. Но она вместо этого повторяет кхэ.

§ 117

Лун-я1 спросил [Линь-цзи]:

— В чем смысл того, что Наставник-Патриарх пришел с Запада?

Наставник сказал:

— Передай-ка мне доску чань2!

[Лун]-я передал Наставнику доску чань. Наставник схватил ее и ударил [Лун-я]. [Лун]-я сказал:

— Ударить-то пусть ты ударил. Но [в ударе] тем не менее нет ничего о смысле [прихода с Запада] Наставника-Патриарха.

Затем [Лун]-я отправился к Цуй-вэю3 и спросил:

— В чем смысл того, что Патриарх-Наставник пришел с Запада?

[Цуй]-вэй сказал:

— Дай-ка мне тростниковый коврик!

[Лун]-я подал Цуй-вэю тростниковый коврик.

Цуй-вэй схватил тростниковый коврик и ударил [им Лун-я].

[Лун]-я сказал:

— Ударить-то пусть ты ударил. Но [в ударе] тем не менее нет ничего о смысле [прихода с Запада] Наставника-Патриарха.

После того как [Лун]-я стал настоятелем монастыря, в его жилище явился какой-то монах и попросил наставлений, сказав:

— Во время ваших странствий, вы, почтеннейший, посетили двух уважаемых старцев. Прониклись вы ими или нет?

Примечания

1 Лун-я — чаньский Наставник Чжэн-кун (835—923), младший современник Линь-цзи. Прозвище получил по названию гор, где находился монастырь, в котором он жил (совр. пров. Хунань). Лун-я известен также своими поэтическими произведениями на буддийские мотивы.

2 Доска чань (чань бань) — деревянное приспособление, привязанное к стулу с веревочным сиденьем: могло служить спинкой, на которую опирался Наставник в случае усталости во время медитации.

3 Цуй-вэй — жил в 739—824 гг. в храме, расположенном в горах неподалеку от Чанъани. Подробности его жизни неизвестны.

§ 118

У Цзин-шаня собралось пятьсот монахов, но мало кто просил наставлений. Хуан-бо, повелев Наставнику [Линь-цзи] идти к Цзин-шаню, потом спросил его:

— Когда явишься туда, как будешь себя вести?

Наставник отвечал:

— Когда я приду туда, я найду, как поступить.

Придя к Цзин-шаню, Наставник в дорожном платье поднялся в Зал Дхармы, чтобы повидаться с Цзин-шанем. Как только Цзин-шань поднял голову, Наставник произнес кхэ. Цзин-шань только намеревался открыть рот, как Наставник взмахнул рукавами одежды и пошел.

Вскоре какой-то монах спросил Цзин-шаня:

— За какие слова этот только что приходивший монах выкрикнул на Почтеннейшего кхэ?

Цзин-шань отвечал:

— Этот монах приходил из общины Хуан-бо. Ты хочешь [что-то] узнать? Спроси его об этом сам.

Из пятисот монахов Цзин-шаня большая часть [монахов] разошлись.

Примечания

1 Цзиншань. — Так назывался храм, расположенный в округе Ханчжоу пров. Чжэцзян (в сунский период он превратился в крупный центр чань-буддизма линьцзиевой ветви). В тексте речь идет о настоятеле храма, которого именуют по названию храма. Кто конкретно скрывается за этим прозвищем, т. е. кто был настоятелем храма во времена Линь-цзи, — неизвестно.

§ 119

Однажды Пу-хуа, бродя по улицам, подходил к людям и просил у них халат. Все ему предлагали, но он все отвергал.

Наставник просил настоятеля монастыря купить гроб. Когда Пу-хуа вернулся, Наставник сказал:

— Я достал тебе халат!

Тогда Пу-хуа двинулся, взвалив [гроб] себе на плечи. Он кружил по улицам, выкрикивая:

— А Линь-цзи добыл мне халат! Я направляюсь к Восточным воротам, чтобы, переместившись, трансформироваться!1

Горожане, расталкивая друг друга, устремлялись посмотреть на это зрелище.

Пу-хуа сказал:

— Сегодня я еще не успею. А вот завтра я отправлюсь к Южным воротам и, переместившись, трансформируюсь!

Такое происходило в течение трех дней, и люди перестали ему верить. На четвертый день никто не пошел вслед за ним смотреть.

Пу-хуа в одиночестве вышел за городскую стену, сам забрался в гроб и попросил прохожего заколотить его.

Немедленно это стало известно всему городу. Горожане, опережая друг друга, кинулись вскрывать гроб. Тогда они обнаружили, что тело целиком исчезло2. Лишь звук его (Пу-хуа) колокольчика был слышен из пустоты: он был едва различим и потом исчез.

Примечания

1 Переместившись, трансформироваться (цяньхуа цюй). — Даосское выражение, применяется для обозначения смерти.

2 Тело целиком исчезло (цюань шэнь то-цюй) — т. е. совеем ничего не осталось, в отличие, например, от змеи, после исчезновения которой остается ее кожа. То в этом сочетании передает идею освобождения от уз.

Назад Вперед
наверх

  Copyright © surat0 & taras 2002